Главная страница

Тувинские народные сказки


Скачать 224.58 Kb.
НазваниеТувинские народные сказки
Дата10.02.2016
Размер224.58 Kb.
ТипДокументы

Тувинские сказки

"Тувинские народные сказки", Москва, 1984 г. Пересказ и литературная
обработка для детей М. Хадаханэ.

Как верблюд стал некрасивым
Козлик - медные рожки
Ленивая сова
Почему птицы не говорят
Суд над волком
Кот-наставник
Семь братьев-мышей
Как заяц спас овцу
Почему лиса стала красной
Белый заяц
Отчего у лося морда вытянутая
Храбрый козлик
Голодный волк и жирный козлик
Мудрый филин
Кто умнее
Глухарь и селезень
Давным-давно это было - глухарь и дикий селезень жили вместе. Когда
Козий хвостик

 Как верблюд стал некрасивым

Говорят, когда-то давно верблюд был самым красивым животным. У него был пышный длинный хвост и красивые могучие рога. Однажды он подошел напиться к реке и повстречал марала.
- Я иду на праздник, одолжи мне твои рога, братец! - попросил марал.
Верблюд согласился и остался ждать его на берегу. В тот же день встретился ему конь и попросил:
- Я иду на праздник, одолжи мне твой хвост, братец! Верблюд опять согласился и остался ждать его на берегу.
Марал и конь ускакали. Верблюд в ожидании целый день пил воду и глядел на дорогу. Но ни коня, ни марала не было видно. Марал обманул верблюда, ускакал в тайгу и перестал выходить в степь. Чужие рога навсегда прижились у него. Конь, который обманом взял хвост, пугливо убегает прочь, едва завидит верблюда.
А верблюд с тех пор стал самым некрасивым и сердитым животным.

 Козлик - медные рожки

Было это давным-давно, когда рога козлов в небо упирались, а хвосты верблюдов по земле волочились. Жили-были семь коз с семью козлятами. Стая голодных волков съела у них всех козлят, кроме одного, с медными рожками. Он резвился на крутой высокой скале, где его нельзя был достать. Козлик - медные рожки остался один у семи коз-матерей.
Он высасывал у них молоко, а потом убегал на свою скалу, играл там, ел траву зеленую, пил воду студеную. Повадился в эти места голодный серый волк и стал поедать одну козу за
другой. Скоро ни одной козы не осталось. Заплакал козлик горючими слезами, загоревал. Подходит к нему серый волк и спрашивает:
- Ты почему плачешь?
- Как же мне не плакать? Было у меня семь матерей - ни одной не
осталось, - отвечает козлик.
- Теперь и твой черед настал. Я тебя съем, - говорит волк.
- Ты всегда меня можешь съесть. Но какой тебе толк? Я еще маленький.
Приходи через год -я стану большим и жирным. Вот тогда и ешь.
Согласился волк.
Прошел год, и волк вспомнил о козлике - медные рожки. Прибежал и
увидел, что тот стал большим, рога у него сверкали на солнце, а борода
стлалась по земле.
- Что это у тебя на голове сверкает? - спросил волк.
- Это мои мечи. Могу распороть брюхо любому медведю.
- А что у тебя на подбородке? - спрашивает опять волк.
- Это мой платок. Им я утираюсь после обеда, когда наемся медвежьего
сала и волчьих почек. Выходи на бой, вставай перед моими рогами! - закричал
козлик.
Серый волк от страха так припустил, что не заметил острых колючек в
лесу.
А козлик кричал ему вслед:
- Я распорю тебя, я проглочу тебя, проклятого!
Бежит навстречу перепуганному волку рыжая лиса.
- От кого бежишь, храбрый серый волк?
- Ой, лиса, хотел съесть козлика - медные рожки, но он меня чуть не
убил своими рогами.
- Ну и трус же ты, братец! Нашел кого бояться. Пошли вместе, - говорит
лиса.
- Я туда больше ни за что не пойду, - ответил волк и побежал дальше.
Навстречу ему шагает черный медведь.
- Кого испугался, волк?
- Ой, хозяин, хотел я съесть козлика - медные рожки, но он меня чуть не
убил.
- Пойдем вместе, посмотрим, - говорит медведь.
- Нет, не пойду. Лучше с голоду подохну, - ответил волк.
- Ну нет, храбрец, ты покажи мне этого зверя. - И медведь ловко поймал
волка и привязал к своей лапе гибким тальником.
Подошли они к высокой скале. А там козлик со звоном точит о камни свои
медные рожки.
- Что это у тебя на голове сверкает? - спрашивает медведь.
- Вот тебя-то мне и надо! Выходи на бой, вставай перед моими
рогами-мечами! - закричал храбрый козлик и кинулся на медведя.
Тот пустился бежать без оглядки и придушил привязанного волка. С
разбега налетел на большой черный пень и разбился насмерть.
А козлик - медные рожки целый день грелся на своей скале, ел траву
зеленую, пил воду студеную. И никому не давал себя в обиду.

 Ленивая сова

Жила в зеленом лесу серая сова. Была она ленивой-преленивой. Ей даже
лень было перелететь с дерева на дерево. Как-то теплым днем она сидела в
дремоте на лиственнице. Подлетел к ней пестрый дятел и застучал по дереву.
Проснулась сова, встряхнула помятыми крыльями и спросила сонным
голосом:
- Что ты, дятел, шумишь - спать мне не даешь?
- Разве ты не видишь? - удивленно посмотрел на нее дятел своими
глазами, похожими на просяные зернышки. - Еду я себе добываю.
- Ты что, не мог другого места найти? Убирайся отсюда! - прикрикнула на
него сова.
- Все трудятся, одна ты спишь. Хотя бы гнездо себе сделала! - сказал
дятел и улетел прочь.
Уселась сова поудобнее и только было заснула, как снова услышала шум.
Это сорока подлетела к лиственнице и стрекочет над самым ухом. Закричала на
нее сова, а та не испугалась и говорит ей бойко:
- Почему ты все спишь? Посмотри кругом - все птицы хлопочут, у каждой
свое дело: кто птенцов кормит, кто гнездо вьет!
Не дождалась сорока ответа от совы и полетела дальше новости лесные
собирать.
Опять задремала сова, вдруг слышит, как над ее головой кто-то летает.
Оказывается, это маленькая синичка пух тополиный себе на гнездо собирает. А
кругом птицы снуют кузнечики звенят, мошки жужжат.
Стыдно стало сове, и решила она, как придет другой день, за гнездо
приняться.
Наступила ночь. Была она очень холодной. Сова дрожала и плотнее
прижимала крылья к телу. Вспомнила она о теплом гнезде синички - вот бы в
таком поспать. Длинной была холодная ночь. Даже глаза бесчисленных звезд
неба замерзли и потускнели от холода. Всю ночь сова мерзла и поджидала
восхода солнца. Наконец солнце взошло и согрело ее. Разомлела сова от тепла
и сладко заснула.
Так проходил день за днем, а гнезда себе сова так и не свила из-за
своей лености.

 Почему птицы не говорят

Это еще тогда было, когда птицы человеческий язык понимали.
Жил на горе Дарбайты орел. Однажды сидел он голодный на вершине горы и
высматривал, не покажется ли из норки сурок - тарбаган. Ждал-ждал,
разморился на солнце да и уснул. Проснулся орел от шума крыльев. Большой
серый ястреб схватил тарбагана и на ближайшей сопке стал его клевать.
Возмутился орел, подлетел к ястребу и чуть не задавил его.
Не испугался ястреб и говорит:
- Чего ты, орел, взъерошился? Если хочешь кусок получить, то проси, да
повежливей.
- Не нужно мне твое угощение! - ответил надменно орел, а сам жадных
глаз с тарбагана не сводит. - Просто хочу посмотреть, как ты такого дохлого
тарбагана будешь есть.
Засмеялся ястреб:
- Зачем же ты тогда сам целый день караулил тарбагана, коли он дохлый!
Отвечает орел сердито:
- На тарбагана я не смотрел. Одним глазом я высматривал косулю, а
другим - зайца. Тебе в жизни их мяса не попробовать. Ешь своего тарбагана,
пока он не протух.
Сильно поссорились между собой орел и ястреб. Такой шум подняли, что
все птицы слетелись и решили птичьего хана избрать, чтобы он споры разбирал.
Загалдели, зашумели птицы. Всем хотелось стать ханом.
Выступил вперед орел и говорит:
- Я должен быть вашим ханом. Выше меня никто в поднебесье не залетает.
- Не нужно нам такого хана, - хором возразили птицы. - Гордость у тебя
большая, потому и живешь один на неприступных скалах. Не согласны!
Тогда выбралась вперед летучая мышь и сказала:
- Я хочу быть ханом. Крылья у меня не из перьев, как у вас, а из кожи.
Уши мои слышат далеко. Взъерошилась серая кукушка:
- Не может быть летучая мышь ханом. Нам говорит, что она птица, а
зверям говорит, что зверь. Да еще всю ночь летает, нам спать не дает. То ли
дело я, кукушка. От моего пения вся земля весной в зеленый убор наряжается.
Лучше меня хана не найти вам.
Замахали крыльями большие и малые птицы:
- Не бывать кукушке нашим ханом. Она своих птенцов не высиживает.
Разгорелся тут великий спор, каждая птица предлагала себя в ханы.
Долго шумело птичье сборище. А на верхушке высокого кедра сидел старый
ворон -волшебник.
Слушал, слушал он птичьи споры и сказал:
- Раз не можете договориться, то совсем не будет говорить! Каждый хочет
быть ханом...
Как сказал ворон-волшебник, так и случилось - pазучились птицы
говорить.

 Суд над волком

В давние времена на Кара-Хеме жил охотник Ак-Сал. Он хорошо знал
повадки зверей и места их сборищ. Высмотрел однажды Ак-Сал полянку, где
волки в стаи сбивались, и поставил там капкан. Ночью в этот капкан попался
как раз тот волк, который перед собратьями всегда своим умом похвалялся.
- Где же твой ум, раз ты в капкан угодил? - смеялись над ним волки.
Потом разбежались в разные стороны.
Всю ночь волк пытался и так и сяк вырваться из капкана, но тщетно -
капкан крепко зажал волчью лапу.
Утром на поляну пришел Ак-Сал и хотел камнем прибить волка, но тот
завопил человечьим голосом:
- Не убивай! У меня есть жалоба.
- Ишь ты какой умный!- удивился Ак-Сал.- Какая может быть у тебя,
разбойника, жалоба?
- Пусть нас рассудят трое первых встречных. Кто виноват: ты,
поставивший на нашей поляне капкан, или я, горемычный, угодивший в него? Как
они решат, так пусть и будет.
Согласился охотник - интересно ему узнать, что скажут первые
встречные-поперечные о сером волке. Связал он концом веревки морду волка, а
другой конец намотал на руку и только после этого снял с его лапы капкан.
Идет Ак-Сал впереди, а за ним волк, прихрамывая, плетется, на охотника
зло смотрит - загрыз бы, да морда туго перевязана.
Вышел Ак-Сал в желтую степь и видит: стоит у овражка черная корова и
жалобно мычит, а из набухшего вымени молоко на землю стекает.
Обратился к ней Ак-Сал:
- Рассуди, черная коровушка, кто виноват: я, поставивший капкан на
волчьей поляне, или волк, попавший в него?
- Конечно, волк! Это он вчера задрал моего пестрого теленка. Распороть
бы ему ненасытное брюхо рогами.
И корова, пригнув голову, кинулась было на волка, но тот отскочил в
сторону и потянул старика за веревку в лес. Насилу удержал его Ак-Сал.
- Слышал? Погоди в лес смотреть, давай еще по степи походим.
Идут дальше. Увидел Ак-Сал на лугу пегую кобылицу и спрашивает:
- Рассуди нас, пегая кобылица, кто виноват: я, поставивший капкан на
волчьей поляне, или волк, попавший в него?
- Конечно, волк! Это он прошлой ночью загрыз моего жеребенка. Разбить
бы ему, проклятому, голову.- И кобылица принялась прыгать вокруг волка,
норовя лягнуть его задними копытами.
Волк рванулся к лесу. Ак-Сал, откинувшись назад и упираясь в землю
ногами, пытался удержать его, но не тут-то было - волк так напугался пегой
кобылицы, что уволок его в лес. Здесь наткнулись они на старика-дровосека.
Спросил его Ак-Сал:
- Рассуди нас, мудрый старик. Кто виноват: я, поставивший капкан на
волчьей поляне, или волк, попавший в него?
- Ясное дело, волк виноват! Он задрал теленка моей коровы, загрыз
жеребенка моей кобылы. Сейчас я отрублю ему голову!- И старик взмахнул
топором.
Видит волк, что все против него и жизнь висит на волоске, и пустился на
последнюю хитрость. Взмолился он жалобным голосом:
- Обожди, старик! Отрубить голову ты всегда мне успеешь. Но ведь надо
разобраться. Ты не видел ни поляны волчьей, ни капкана, как же ты можешь
выносить приговор? Корова и кобылица тоже сразу хотели меня умертвить. Так
неужели человек ничем не отличается от животных?
- Отличается!- засмеялся старик.- Ты в этом убедишься. Пойдем на то
место, где ты в капкан попался.
Волк идет и подвывает - надеется, что заслышит стая волков его голос и
придет на помощь. Но волки, завидев хвастливого собрата на привязи,
разбегались в разные стороны. "Не помог тебе твой ум, попался в петлю. Туда
тебе и дорога",- ухмылялись волки.
Пришли на волчью поляну, старик и говорит Ак-Салу:
- Покажи мне, где и как ты ставил капкан. Ак-Сал выполнил требование
старика, тогда тотобратился к волку:
- Теперь ты покажи, как попался в капкан. Волк, не долго думая, побежал
через то место, гдебыл запрятан капкан, и опять попался в него. Только
тут он и понял, что маху дал, но делать нечего - капкан крепко сдавил
лапу, не вырвешься.
- Вот чем отличается человек от зверей и животных,- сказал старик.-
Умом. Теперь я отделю острым топором твою голову от туловища.
- Погоди, старик!- взмолился волк.- Разве это справедливо - выносить
приговор, не опросив свидетелей?
- Кто же твои свидетели?
- А вот они, на кедре сидят. Ворон и сорока.
- Так это вы хотите оправдать волка?- крикнул Ак-Сал.
- Что вы, что вы, охотник!- вскричали ворон и сорока в один голос.- Мы
помогаем людям, а не волкам. Когда они задирают скот, мы вьемся над ними р
кричим вам: "Здесь волк! Здесь волк!"- Ну вот, суд окончен,- заключил старик
и отрубил волку голову.
С тех пор волки стали бояться людей.

 Семь братьев-мышей

Давным-давно жили на земле семь братьев-мышей. У них была своя юрта
величиной с ладонь.
Однажды утром проснулись они и увидели, что за ночь снегу навалило -
стены скрыло! Сделали братья деревянные лопаты и начали разгребать снег.
Целый день трудились, очень проголодались.
И вдруг на том месте, где только что отгребли снег, все увидели кусочек
масла. Он лежал прямо перед носом Самого Младшего Брата. Не успели все и рта
раскрыть, как он съел это масло.
Самый Старший Брат закричал:
- Что ты наделал?! Все съел сам! Вот я тебя сейчас!
И на глазах у перепуганных братьев-мышей он прыгнул и проглотил Самого
Младшего Брата прямо с хвостиком. Тогда пять братьев накинулись на него,
связали и поволокли на суд к хану. Долго шли, очень устали, пока добрались
до хана. Связанного брата оставили у дверей, а сами вошли в юрту.
Хан величественно восседал на троне. Он с усмешкой посмотрел на
взмокших, запыхавшихся мышей.
- Откуда вы пришли?- спросил хан.
- Мы пришли из-за семи рек, из-за семи перевалов,- ответили мыши.
- Это и видно, вон как язычки-то высунули!- заметил хан.
- Нас было семеро,- сказали мыши.
- Ого, как много!- засмеялся хан.
- У нас была своя юрта величиной с вашу ладонь,- сказали мыши.
- Большая юрта!- усмехнулся хан.
- Когда мы разгребали снег, наш Самый Младший Брат нашел кусочек масла
и съел. И тогда Самый Старший Брат проглотил его прямо с хвостиком!
- О, какой он страшный! Где же он?- спросил хан.
- Мы его связали и приволокли к вам на суд. Он лежит за дверьми. Он
очень большой. Когда мы его нашли, он был совсем маленький, мы взяли его к
себе и стали звать наш Самый Младший Брат, но он рос быстрее всех, и скоро
мы стали его звать наш Самый Старший Брат. Он стал спать уже не в юрте, а
снаружи.
- Втащите его сюда,- приказал хан. Братья-мыши втащили связанного
Самого Старшего Брата.
- Ха-ха-ха!- хохотал хан.- Да ведь это - кот!- И он стал развязывать
травинки, которыми были спутаны лапы кота.
- Хан, как вы его накажете?- спросили мыши.
- А вот как: развяжу и отпущу. Он хорошо сделал, что съел мышь! И пусть
он всех вас сожрет!- крикнул хан.
Испугались братья-мыши и разбежались кто куда.
А хан их Самого Старшего Брата сделал своим котом.
С тех пор кот не дружит с мышами. Он помнит, как они волокли его,
связанного, через семь рек, через семь перевалов на суд к хану.
А мыши обиделись на хана, что он оправдал кота-преступника, и начали
таскать у хана зерно, лепешки, сало, масло.
Вот с тех пор и стали мыши врагами людей, а кошки - врагами мышей.

 Как заяц спас овцу

Когда-то давно жила серая овца. У нее было двое ягнят. Однажды овца
задумала пойти поклониться богдо-бурхану. И пошла вместе с ягнятами.
Идет она по степи, а навстречу - волк.
- И тебя и твоих ягнят сейчас съем!- кричит. 1 Богдо-бурзсан - святой.
- Ах, волк, подожди немного, дай мне помолиться-поклониться
богдо-бурхану. А когда буду идти обратно, тогда и съешь.
- Ну ладно, так и быть, съем тебя, когда пойдешь обратно, но пойдешь к
бурхану одна, ягнят оставишь здесь! Если через три дня не вернешься, я их
съем!- сказал волк.
Что делать овце? Пришлось оставить ягнят.
Через три дня идет овца назад, идет совсем печальная. Думает, как бы
выручить ягнят, да ничего придумать не может. И вдруг навстречу - заяц.
- Что ты, овца, такая грустная, такая печальная? Откуда ты идешь?-
спрашивает он.
- Я шла поклониться богдо-бурхану. По дороге встретился волк. Он хотел
меня съесть, но оставил у себя моих ягнят и сказал, что, если я через три
дня не вернусь, он их съест. Три дня прошло. Вот потому я и печальная.
- А мы с тобой обманем волка,- сказал заяц.
- Как же его обмануть?- спросила овца.
- Пойди и найди какую-нибудь бумагу с надписью,- сказал заяц.
Побежала овца туда, откуда недавно откочевал аал, нашла там пеструю
обертку от чая с китайской надписью и радостная вернулась к зайцу.
- Ну вот,- сказал заяц,- зту бумагу я надену на твои рога, и ты скажешь
волку, что несешь указ самого богдо-бурхана. Скажи ему: "Сначала прочитай
указ, а потом ешь меня!"Овца пришла к волку и закричала:
- Я несу указ самого богдо-бурхана! Волк, прочитай его, а потом ешь
меня!
Волк взял бумагу, посмотрел на нее со всех сторон, письмена видит, а
прочитать не может. И вдруг увидел зайца.
- Эй, заяц, друг, иди сюда, прочитай мне, что тут написано! А потом мы
с тобой вместе съедим эту овцу!- крикнул волк.
Заяц взял бумагу, посмотрел на нее, посмотрел на волка... И, заикаясь,
прочитал: "Указ. Сделать шубу из шкуры волка. Сделать шапку из шкуры
лисы..."Волк услышал эти слова и пустился наутек.
А заяц начал хохотать.
Так спаслась овца с ягнятами от жадного волка. Они жили очень долго, и
овец в наших степях становилось все больше и больше.

 Почему лиса стала красной

Когда-то лиса была черной.
Однажды она вздумала состязаться с налимом: кто из них резвее. Она
подошла к реке и закричала:
- Гадкий налим, ты здесь?
- Я здесь,- ответил налим.
- Завтра утром будем состязаться в беге вверх по течению!
- Согласен,- сказал налим.
Он ушел в воду, собрал всех налимов этой реки и сказал:
- Лиса вызвала меня на состязания. Сейчас я вас расставлю вдоль берега.
Когда подбежит лиса и спросит: "Гадкий налим, ты здесь?" - высовывайте
голову из воды и отвечайте: "Здесь!" Так мы проучим заносчивую лису.
Назавтра, чуть взошло солнце, прибежала лиса к реке и кричит:
- Гадкий налим, ты здесь?
- Я здесь,- ответил налим.
- Ну давай, побежали!
- Побежали,- сказал налим.
Мангыс - чудище.
Лиса пустилась вдоль берега, вверх по реке, а налим нырнул в воду. Во
всю прыть бежала лиса, устала, остановилась и кричит:
- Гадкий налим, ты здесь?
Далеко впереди высунулась из воды голова налима и ответила:
- Здесь!
Лиса пустилась еще быстрее, совсем из сил выбилась, язык высунула. А
когда прибежала в условленное место, там ее поджидал налим.
- Эх ты,- сказал он с усмешкой.- Я давно тебя жду. Не можешь обогнать
гадкого налима! Как же тогда тебя назвать, лиса? И названия такого нету!
От этих слов заносчивая лиса покраснела вся от головы до ног. И
осталась навсегда красной.

 Белый заяц

Жил когда-то старик Мёге-Сарыг. Не было у него ни детей, ни скота.
Ходил по аалам, ел что дадут.
Однажды на слиянии двух дорог он увидел большой кожаный мешок. "О, это
моя дорожная добыча-удача! " - радостно подумал он и скорее развязал мешок.
Оттуда выскочил голодный серый волк с оскаленными зубами. И рычит:
- Сейчас я тебя разорву! Всего проглочу, ни капли не оставлю, все
съем-вылижу! Наконец мой радостный день настал!
Старик так испугался, что не сумел ответить волку, а только
пробормотал:
- Подождите... не торопитесь... съешьте меня вечером.
Волк подумал: "Можно и вечером. Добыча моя никуда не уйдет". И
посмотрел на солнце. Старик говорит:
- Я тебя спас, а ты хочешь меня съесть. Это неправильно. Пусть нас
рассудят.
Вдвоем они пошли по дороге. Скоро им встретился огромный вол. Старик
ему говорит:
- Этот волк сидел в мешке. Я его спас. Так скажи, родной вол, должен ли
он меня съесть?
Вол долго думал, а потом сказал:
- Я не могу разрешить ваш спор. Я не могу понять, как это человек спас
волка. Но в этом лесу живет белый заяц. Он вас рассудит. Идите к нему.
Старик и волк вошли в лес. Но зайца там не видно. Волк уже так хочет
есть, что вот-вот проглотит старика. И вдруг вдалеке мелькнул заяц.
- Эгей, заяц! Подожди! Не убегай! Разреши наш спор!- закричал старик.
Заяц подошел к ним и спросил:
- В чем ваш спор?
- А вот в чем. Шел я дорогой и увидел мешок. Развязал я мешок, а
оттуда - волк! Видишь, я его спас, а он теперь хочет меня съесть,- сказал
старик.
- Да, хочу!- подтвердил волк. Заяц сказал:
- Я - настоящий судья. Я должен прийти на то место, где все это было, и
посмотреть, как ты спас волка.
Втроем они пришли на развилку дорог.
- Покажи, старик, где лежал мешок,- попросил заяц.
- Мешок лежал вот тут,- показал старик.
- Положи его на это место,- сказал заяц. Старик положил.
- А ты, волк, покажи, как ты лежал в мешке,- сказал заяц.
Волк залез в мешок.
- Мешок был завязан?- спросил заяц.
- Да, завязан,- ответил старик.
- Как он был завязан? Покажи!- потребовал заяц.
Старик завязал мешок.
- Ну вот и все,- сказал заяц,- я разрешил ваш спор. Ты, старик, иди
своей дорогой, а волк пусть лежит в мешке. Прощайте!
И заяц, петляя и путая свои следы, побежал в лес. А старик пошел своей
дорогой.

 Отчего у лося морда вытянутая

Однажды лось и пищуха - суслик таежный - поспорили.
Пищуха говорит:
- Надо удлинить лето в два раза. Лось возразил:
- Э-э, нет! Летом много комаров и мошки и очень жарко. Надо сделать
так, чтобы его совсем не было. Тогда будет хорошо.
Пищуха ответила ему:
- А если зима будет все время, тогда снег засыплет тебя. Ты не сможешь
ходить, и человек убьет тебя.
- Ах ты негодная! Меня убить?- возмутился лось и наступил на нее.
Пищуха с трудом вырвалась и заскочила в нору. Только ее хвост остался у лося
под копытом.
Лось сердито надулся и уставился на нору. Стал он ожидать, когда она
покажется. Да так и не дождался. И с тех пор его морда стала вытянутой и
надутой. А пищуха осталась с коротким хвостом.

 Храбрый козлик

В глухом лесу в берестяном чуме жил козлик. Как-то бродяга волк
наскочил на его чум. И спрашивает:
- Что это у тебя на голове такое белое сверкает?
- Это моя сабля, которой я убиваю волков и медведей.
- А что это у тебя около рта такое серое болтается?
- Это мой платок, которым я утираюсь, когда съем волка или медведя,-
ответил козлик и с криком "Бол-бол!" поскакал да так боднул свой берестяной
чум, что рассыпался чум на части. Козлик снова крикнул: "Бол-бол!" - и
боднул скалу.
Испугался волк силы козлика и убежал. Скоро ему встретился медведь. И
спрашивает:
- Никого не боявшийся, кого же ты испугался? Никогда не отступавший, от
кого ты бежишь?
- Козлик меня испугал,- ответил волк.
- Э-э, какой ты маленький трусишка! Надо было съ зсть этого козлика!
Пойдем вместе.
- Нет, дедушка, я боюсь.
- Не бойся, я привяжу тебя к себе веревкой, и ты будешь чувствовать,
что я все время с тобой.
Медведь привязал один конец веревки к шее волка, а другой конец - к
своей шее. Вдвоем пришли к козлику.
- Что это у тебя на голове такое белое сверкает?- спросил медведь.
- Это моя сабля, которой я убиваю медведей и волков.
- А что это у тебя около рта такое серое болтается?
- Это мой платок, которым я утираюсь, когда съем медведя или волка.
И с криком "Бол-бол!" козлик боднул скалу. Медведь испугался и побежал.
Он бежал и приговаривал :
- Страшный козел кричит: "Бол-бол!" Страшный козел кричит: "Бол-бол!" -
И тащил за собой волка.
- Дедушка, я задыхаюсь!- кричал волк.
- Задыхайся, задыхайся!- отвечал медведь.
- Дедушка, я умираю!- кричал волк.
- Умирай, умирай!- отвечал медведь. И бежал еще быстрее.
- Бол-бол!- кричал козлик и бежал за ними по пятам.
Тяжело стало медведю. Оглянулся и видит: тащит он мертвого волка.
Перегрыз медведь веревку и ушел поскорей.
А козлик подбежал и видит: мертвый волк. Взвалил он волка на плечи и
потащил. Скоро он подошел к берестяному чуму. Сбросил волка у входа, а сам
вошел в чум. Там было семь волков. Один играл на чадагане, остальные
слушали. Увидев козлика, они пропели:
Сегодня есть, что поесть! А что завтра будем есть?
Козлик не растерялся и сказал:
- Дайте-ка я поиграю!
Волки удивились и дали ему чадаган. Козлик запел:
В черном чуме семь зверей. Восьмой, убитый, - у дверей! Я для шубы вас
нашел. Ах, как это хорошо!
Волки испугались и тихонько говорят одному:
- Посмотри-ка, что там у дверей.
Волк пошел посмотреть и не вернулся. Послали второго - второй исчез. По
очереди волки выходили, и никто не возвращался. Двое последних выскочили
вместе, увидали мертвого волка и пустились наутек. Козлик - за ними.
- Я вас всех забодаю, кулугуры, я из вас шубу себе сошью! Бол-бол!-
кричал он.
Волки побежали по льду. Козлик заскользил, остановился и закричал им
вслед:
- Эх, если бы не скользкий лед, расправился бы я со всеми этими
врагами. Всех бы на рога надел!
1 Чадаган - музыкальный инструмент в виде длинного ящика с четырьмя -
восьмью струнами из жил или конского вс-лоса. Внешне чадаган похож на гусли.

 Голодный волк и жирный козлик

Это было тогда, когда рога козла упирались в небо, а хвост верблюда
тащился по земле.
Шел по дороге голодный хромой волк. Голод его был виден во впалых
глазах. Немощь его была видна в подгибающихся ногах.
Тридцать дней месяца он лизал лужи и глодал сухие кости на покинутых
стойбищах. По ночам он выл, а днем грелся на солнце и все думал о теплой
крови, о свежем мясе.
И вот он пришел к желтой отвесной скале и увидел, что возле нее пасется
жирный козлик. "О-о, наконец-то,- радостно подумал волк,- наконец-то я
наемся!" Он осторожно крался между кустами и облизывался. Но шустрый жирный
козлик почуял врага и легко вскарабкался на скалу. Встал на вершине и стал
гордо поглядывать вниз.
Потухла радость в глазах волка. Темно стало в его животе. И крикнул
волк:
- Эй, козлик! Лучше сам отрежь мне кусок мяса от своей ноги! Не то буду
ждать тебя здесь день и ночь и уж тогда съем без остатка, съем так, что
мокрого места - змее лизнуть - не останется, съем так, что капли крови -
суслику попробовать - не достанется!
Козлик подумал и сказал:
- Я согласен отрезать тебе кусок своего мяса, но у меня нет острого
железа. Чем я отрежу? Сбегай к Донгулу, попроси нож.
Волк подумал: "Чем стоять и ждать, лучше сбегать за ножом". И побежал к
Донгулу.
- Донгул, дай мне нож, и мне отрежет мяса коз лик, который стоит на
отвесной скале.
- Нож бери хоть сейчас,- ответил Донгул,- но он совсем тупой. Надо его
наточить. Пойди к Чалдыю, попроси брусок.
Волк подумал: "Чем спорить с Донгулом, лучше сходить за бруском". И
пошел к Чалдыю.
- Чалдый, дай мне брусок, чтобы наточить нож Донгула, чтобы отрезал мне
мяса козлик, который стоит на отвесной скале.
- Брусок бери хоть сейчас,- ответил Чалдый,- но он слишком тяжелый,
тебе его не поднять. Сбегай к Чанныку, попроси сани.
Волк подумал: "Я совсем ослаб, еле ноги таскаю, где мне тащить тяжелый
брусок!" И заковылял к Чанныку.
- Чаннык, дай мне сани, чтобы отвезти на них брусок Чалдыя, чтобы
наточить нож Донгула, чтобы отрезал мне мяса козлик, который стоит на
отвесной скале.
- Сани бери хоть сейчас,- ответил Чаннык,- но сами они не пойдут, и
тебе их не свезти. Сходи к Кул-дую, попроси коня.
Волк подумал: "Такие огромные сани мне, конечно, не свезти. Надо коня".
И заковылял к Кулдую.
- Кулдуй, дай мне коня - тащить сани Чанны-ка, чтобы отвезти на них
брусок Чалдыя, чтобы наточить нож Донгула, чтобы отрезал мне мяса козлик,
который стоит на отвесной скале.
- Нет человека, который не знает резвости моего коня,- ответил Кулдуй.-
Конь сейчас на пастбище, и без аркана его не поймать. Сходи к Алдаю, попроси
аркан.
Волк подумал: "Без аркана такого коня, конечно, не поймать". И,
шатаясь, поплелся к Алдаю.
- Алдай, дай мне аркан, чтобы поймать коня Кулдуя, чтобы он тащил сани
Чанныка, чтобы отвезти на них брусок Чалдыя, чтобы наточить нож Донгула,
чтобы отрезал мне мяса козлик, который стоит
на отвесной скале,- собрав все силы, еле-еле выговорил волк.
- По правде говоря, мне совсем не жалко для тебя аркана, волк,- сказал
Алдай.- Но аркан мой лежит в сундуке, а сундук - на замке, а ключ - у
охотника. Сходи принеси ключ.
Волк начал думать. И понял, что без ключа не обойтись. Он собрал
последние силы и медленно потащился в лес - искать охотника.
Охотник был сильным и ловким. У него было черное ружье. Вдруг он
увидел, что к чуму на брюхе ползет волк.
- Что, волк, сам идешь ко мне?- сказал охотник.
Волк испугался и повернул обратно. Но охотник снял с плеча черное ружье
и выстрелил. Волк упал.
А козлик стоял на неприступной скале, грелся на солнышке, щипал траву.
Он знал, что человек всегда еащитит его от волка.

 Оскюс-оол и Дилгижек

Было это давным-давно, когда озеро Сут-Холь было ещё маленькой лужей, а
гора Сюмбер-Ула - маленькой сопкой.
Жил-был бедный пастух Оскюс-оол. Не было у него ни отца, ни матери. Пас
он и в жару и в холод овец Караты-хана, у которого добрабыло выше плеча, а
скота - выше головы. Летом Оскюс-оол пил сыворотку, а зимой ел ханские
объедки. На глазах его слёзы не высыхали, с сердца печаль не сходила. Вот
как жил бедняк Оскюс-оол! Однажды случилась беда: маленький ягнёнок
споткнулся о камень и сломал ногу.
- Убьёт меня Караты-хан. Отрубит он мои руки1 Сут-Холь - дословно:
молочное озеро.
2 Сюмбёр-Ула - мифическая гора, часто упоминаемая в тувинских сказках.
вместе с рукавами, снимет мою голову вместе с шапкой,- заплакал
Оскюс-оол.
Стоит он, понурив голову, и думает: "Не уйти мне от ханской сабли, не
спастись от ханского бича".
В это время пробегал мимо красный лис - Дилгижек. Увидел Оскюс-оола и
спрашивает:
- Что ты плачешь, Оскюс-оол?
- Как же мне не плакать? Я пасу ханских овец, а ягнёнок ногу сломал.
Некому за меня заступиться, не быть мне теперь в живых.
- Как некому за тебя заступиться? А я на что? Положись на меня, и я
помогу. Надо тебе жениться на царевне Билйг, дочери Курбусту-хана, владыке
небесного мира, в этом твоё спасение.
- Опомнись, Дилгижек! Что ты говоришь? Мне такое и во сне не приснится.
Это всё равно что рукой небо достать.
- Ничего, это уж моё дело. Я побегу к Кур-бусту-хану, а ты жди меня
здесь.
В небесный мир к Курбусту-хану можно было попасть только по радуге.
Прыгнул Дилгижек на семицветную радугу и побежал в аал Курбусту-хана.
Прибежал он в юрту Курбусту-хана, низко поклонился и говорит:
- Здравствуй, Курбусту-хан. Пришёл я от Ка-раты-хана. Хочет он женить
своего сына на твоей дочери.
- Ну что ж,- ответил хан,- я не прочь породниться с богатым человеком.
Веди ко мне жениха.
Обрадовался Дилгижек, побежал к Оскюс-оолу и принялся купать его в
тёплой воде до тех пор, пока не стал тот красивым и стройным, как пихта.
Довольный Дилгижек взял его с собой, и по семицветной радуге они
поднялись к Курбусту-хану.
Перед аалом хана Дилгижек говорит Оскюс-оолу:
- Подожди меня здесь. Побегу добывать тебе одежду.
Вбежал Дилгижек к хану и заревел во весь голос:
- Ой, беда пришла! Осталась моя шея без головы.
- Что случилось? - испугался хан.
- Не смею доложить,- плачет хитрый Дилгижек.- Не знаю, как и сказать.
Вы знаете, что ноги у меня лёгкие, на слова я красноречив и сам не промах. Я
уже передал твой ответ Караты-хану. Отправились мы с женихом в путь, и
застал нас в дороге ливень - промочил одежду жениха. Как же в таком виде ему
вам показаться на глаза? Что делать теперь, хан?
- Эй, слуги! -закричал хан.- Принесите самую лучшую одежду для сына
Караты-хана.
Побежал Дилгижек проворно к Оскюс-оолу, нарядил его в чёрную соболью
шапку, синийшёлковый халат, в чёрные идыки. Подпоясал его алым шёлком и
наказал ему:
- Смотри не забудь: твой отец Караты-хан и имя твоё Чечён-Тажы. Держись
гордо, до земли не кланяйся.
Вошли они в юрту Курбусту-хана. С почётом хан встретил гостей, стал
угощать дорогими кушаньями. Понравился ему Оскюс-оол:
- Двум ханам надо породниться. Пусть Чечен-Тажы остаётся у меня, а ты,
Дилгижек, беги к.Караты-хану. Скажи, чтобы ждал нас через три дня.
- Хорошо, хан, исполню. Только разрешите сказать Чечен-Тажы два слова с
глазу на глаз.
Вышли они из юрты. Дилгижек и говорит:
- Ну, Оскюс-оол, всё идёт хорошо, но дел впереди ещё много. Я твой
названый брат - шестерых обхитрил, пятерых обвёл. Ты только не бойся. Это
тебе мой наказ.
И Дилгижек побежал прямёхонько в аал Караты-хана. Вбежал он в белую
ханскую юрту, хвост опустил, уши пугливо прижал, сам весь дрожит и визгом
визжит.
- Что случилось, Дилгижек? - перепугался хан.
- Был я в верхнем мире у Курбусту-хана,- говорит Дилгижек.- В великом
гневе хан и грозится: "Не оставлю ничего живого! Молнией всё сожгу!" Вот я и
мечусь, не могу найти, где нам с тобой спрятаться. А я не придумаю - никто
не придумает.
Задрожал хан от страха, зубами стучит, слезами обливается - помощи
просит.
А Дилгижеку только того и надо:
- Выйди, хан, из юрты - посмотри на небо. Вышли они. Видит хан,
огромная туча надвигается.
1 Идыки - тувинская национальная обувь из мягкой кожи.
- Это Курбусту-хан спешит,- говорит Дил-гижек.
Кинулся Караты-хан перед ним на колени и ещё сильнее помощи запросил:
- Надумал! - радостно закричал Дилгижек.- Выкопай за аалом яму в
семьдесят сажен и отправляйся туда со своей свитой. Прикажи подвезти к яме
валун на ста верблюдах и завалить им вход. А потом я тебя вызволю оттуда.
Ударил хан в большие барабаны - собрал народ и приказал яму выкопать.
Спрятался хан со свитой в этой яме и приказал вход большим валуном завалить.
Обратился тогда Дилгижек к людям:
- Караты-хан держал вас только на сыворотке, хоть добра у него выше
плеча, скота выше головы. Когда он зол бывает - голову с плеч снимает. Когда
злость пройдёт - только кровь сосёт. Пусть пастух верблюдов старый
Сал-Буурул будет ханом, а Оскюс-оол - его сыном.
Согласился народ.
Через три дня по семицветной радуге Курбусту-хан вместе с женихом и
невестой спустился в аал Караты-хана.
Три дня, три ночи все веселились и праздновали свадьбу Оскюс-оола с
царевной Билиг. Больше всех веселился Дилгижек.
На другой день после свадьбы налетела чёрная туча. Засверкали молнии и
разбили валун в прах. Не осталось от злого хана и следа.
Долго и счастливо жил Оскюс-оол с царевной Билиг.

Золотая птичка

Жили-были старик со старухой. Однажды пошёл старик в лес за дровами.
Облюбовал он себе высокое дерево и только взмахнул топором, вдруг из дупла
выскочила золотая птичка.
- Не руби, старик, моё дерево,- заговорила птичка человечьим голосом.
Удивился старик, чуть топор на землю не выронил.
Взмолилась птичка и пообещала выполнить всё, что только он захочет.
Согласился старик и говорит:
- Натаскай к моей юрте дров.
- Ладно, старик, будут тебе дрова. Вернулся старик в свою юрту с
пустыми руками.
- Почему вернулся без дров, лентяй? - спросила его старуха.
Рассказал старик про золотую птичку.
На другой день старик со старухой увидели, что вокруг старой юрты
навалено много дров. Удивился старик, заткнул топор за пояс и снова
отправился в лес. Подошёл он к высокому дереву и ударил топором. Выскочила
из дупла золотая птичка и спрашивает:
- Чего тебе нужно, старик?
- Поставь мне белую юрту,- сказал старик.
- Ладно, старик, будет тебе белая юрта,-ответила птичка и спряталась в
дупло.
Вернулся старик домой.
На другой день проснулись старик со старухой в большой белой юрте.
Снова отправился старик в лес. Стукнул он по высокому дереву, выскочила
золотая птичка и спрашивает:
- Чего тебе нужно, старик?
- Хочу, чтобы у меня белый скот был! - сказал старик.
- Ладно, старик, будет тебе белый скот,- ответила золотая птичка и
спряталась в дупло.
Вернулся старик в юрту.
На другой день проснулись старик со старухой и увидели вокруг юрты
огромное стадо белого скота.
Стали старик со старухой считать. Весь день скот считали, а сосчитать
не могли.
Спрашивает старик у старухи:
- Чего бы нам ещё выпросить у золотой птички?
- Не жадничай, старик,- ответила старуха.- Всего у нас вдоволь, хватит
на нашу жизнь.
- Эх ты, старая! От счастья своего отказываешься. Хочу быть ханом -
слугам приказывать, а ты должна быть ханшей.
- Опомнись, старик, выбрось эти глупости из головы,-говорит ему жена.
Не послушал её старик и поспешил в лес. Стукнул топором по высокому
дереву - нет птички. Ударил он посильнее, но и на этот раз не показалась
золотая птичка. В третий раз изо всех сил ударил старик по дереву, чуть не
срубил его совсем и стал кликать птичку. Но всё было напрасно. Рассердился
старик, повалил дерево, обшарил дупло, но птички там не нашёл.
Вернулся старик и рассказал жене, как было дело. Долго ругала старуха
жадного мужа.
Наступило утро. Проснулись старики, глядь - а у них прежняя дырявая
чёрная юрта.

 Мудрый филин

Жил-был хан птиц, и была у него сердитая, властная жена. Что захочет
она, то и делает, а хан и слова сказать не может. Вздумала раз злая ханша
испробовать птичье мясо. Приказал хан исполнить волю жены. Всякого птичьего
мяса отведала ханша, а всё ей мало.
- Хочу теперь попробовать мяса филина,- сказала она мужу.
Послал хан за филином быстрого ястреба. Разыскал ястреб филина и
передал приказание хана:
- Тебя хан зовёт к себе. Задумала ханша твоё мясо отведать.
Подумал филин и говорит:
- Не могу днём лететь, глаза ничего не видят. Ты иди, а ночью и я
явлюсь к хану.
Улетел ястреб, передал хану слова филина. Прошла ночь, прошёл день, а
филина всё нет. Ханша сердится и хана попрекает:
- Какой же ты птичий хан, раз к тебе филин не является! Скоро ли я
попробую его мяса?
- Скоро, скоро,- отвечает ей хан.- Вот наступит ночь, он и прилетит.
Прошёл день, и прошла ночь, а филина всё нет как нет.
Переполох в стойбище хана. Птицы-прислужницы пищат, боятся на глаза
ханше попадаться, не ровен час, заклюёт злая ханша.
Наконец, на исходе третьей ночи, явился к хану филин. Спрашивает его
разгневанный хан:
- Почему ты, лупоглазый, медлил, когда я тебя звал?
- В первую ночь я попал на большую сходку. Вот потому и задержался, хан
мой,- отвечает спокойно филин.
- А что там было?-заинтересовался хан.
- Спорили - каких деревьев после бури больше бывает: сваленных или
устоявших.
- И каких же деревьев больше? - продолжает любопытствовать хан.
- Сваленных больше, хан мой.
- А почему больше?
- Потому что ветер согнул много деревьев, и они тоже считаются
сваленными, хан мой.
- Ну хорошо, а где ты был во вторую ночь? - спрашивает филина хан.
- Задержался я на большой сходке, хан мой.
- О чём же там спорили? - опять заинтересовался хан.
- Спорили о том, чего в году больше бывает: цкей или ночей., Решили,
что ночей в году больше, чем дней.
- А почему?
- Потому что в пасмурный день солнца не видно, и он тоже считается
ночью, хан мой.
- Ну хорошо, а где ты был этой ночью?
- Уже вблизи от вашего аала задержался я ещё на одной большой сходке,
хан мой.
- О чём же там спорили? - полюбопытствовал хан.
- Спорили - кого на земле больше: мужчин или женщин. Решили, что женщин
больше, чем мужчин.
- А почему женщин больше?-удивился хан.
- Потому что мужчины, которые выполняют глупые прихоти, не могут
считать себя мужчинами, хан мой.
- А к ханам это тоже относится?
- Относится, хан мой,- смиренно ответил филин и закрыл в знак
покорности свои круглые, как плошки, глаза.
Засопел хан и стал думать:
"Зря я подчинился своей жене и истребил много птиц".
И запретил хан своей ханше с тех пор убивать птиц. А птицы радовались и
благодарили мудрого филина.

 Глухарь и селезень

Давным-давно это было - глухарь и дикий селезень жили вместе. Когда
становилось холодно, селезень улетал в тёплые края. Глухарь, плача, летел
следом за ним. От слёз и холода у бедного глухаря глаза опухли и покраснели.
Пожалел селезень его, нащипал из своей шеи синих перышек, а из-под крыльев
белого пуха и укутал его. С тех пор у глухаря оперение стало как у селезня -
синее на шее и белое под крыльями.