Главная страница

Читающий школьник: миф или реальность?



Скачать 54.06 Kb.
Название Читающий школьник: миф или реальность?
Дата 28.04.2016
Размер 54.06 Kb.
Тип Документы

Читающий школьник: миф или реальность?

Колупаева О.В., учитель литературы МАОУ гимназия №18 г. Томска


МОЛОДЕЖЬ НЕ РАЗУЧИЛАСЬ ЧИТАТЬ!
Вопреки сложившемуся мнению, наша молодежь не разучилась и не разлюбила читать. Более того, как показал опрос, проведенный “РОМИР”, она ныне является наиболее читающей частью российского общества. Только 18% молодых людей признались, что никогда не берут в руки книгу. Притом 49% юношей и девушек предпочитают произведения современных отечественных писателей, 51% — зарубежных. Вроде бы эти цифры должны были внушить оптимизм родителям: выходит, не потеряно для мировой культуры наше подрастающее поколение! Так-то оно так, если бы не одно “но”.

Знакомство с данными о том, что же читает наша молодежь, увы, не дает оснований для восторгов. К примеру, выяснилось, что самыми любимыми у почти половины юных респондентов являются детективы и приключенческие книжки. 28% — в основном представительницы прекрасного пола — отдают преимущество любовным романам. Ну а 23% “тащатся” от фантастики и фэнтези. Только 10% молодых россиян время от времени читают произведения классической литературы, а 13% — научные труды и энциклопедии, да это в большинстве учащиеся, которые вынуждены обращаться к ним в силу необходимости. Любопытно, что 55% опрошенных на литературную макулатуру денег не жалеют и покупают ее на лотках, в киосках и магазинах. 38% берут книги у своих знакомых, а менее 1% ищут новые бестселлеры в интернете. Словом, не угасает в нашей молодежи тяга к “источнику знаний”. Вот только какому?../"Версты", 28 февраля / 2010г.



Кому, как ни учителям литературы, хорошо известно, что поле чтения современного подростка состоит вовсе не из произведений классиков. Однако это поле все же существует. Оно практически не исследуется, поэтому и создается впечатление, что школьники не читают вообще. Живой литературный процесс предстает перед ребенком закостеневшим. Образовательная литературная парадигма канонична и нормативна по своей природе, плохо проницаема для ситуативных учебных потребностей. Поэтому круг чтения подростков дистанцируется от школьного канона. В статье «Почему в школе надо читать Франкенштейна?» («Литература» №23, 2008г.) С. Леонтьева иронично замечает: «Дети должны освоить программу по литературе, а учителя могут позволить себе не интересоваться тем, что читают дети вне школы». И как следствие - обоюдные глухота и обиды. Автор также отмечает, что в методической практике приветствуются инновации методов преподавания, а не новый материал для него. По мнению С. Леонтьевой, единственный способ воспитать самостоятельного компетентного читателя – это научить его осознанно относиться к окружающей его словесности и дать ему аналитический инструментарий, вывести его из автоматизма восприятия. Поэтому, видимо, Международная конференция в РГПУ им. Герцена (Петербург, апрель 2008г.), «КУЛЬТ-ТОВАРЫ: феномен массовой литературы в современной России» определила задачу, которую можно было бы поставить перед учителями-филологами: вывести массовую литературу из оценочной парадигмы в исследовательскую – не ругать, а анализировать!
Принцип уважения личности ученика, а значит, уважения его вкусов, мнений, интересов, в итоге, выбора, положен в основу такого образовательного события, как уроки внеклассного чтения — читательские конференции. Цель подобных уроков— дать возможность ребенку заявить о себе, раскрыть себя посредством книги, выбранной им самостоятельно. Нет необходимости заранее рекомендовать учащемуся то или иное произведение. Пусть эта конференция будет истинным пиром духа для ребят. Уж если мы видим в ребенке личность, следует отнестись с должным интересом и вниманием к кругу чтения, который ученик себе выбирает — каким бы наивным, малохудожественным, мелкомасштабным он ни казался. Анализируя такие уроки в течение последних 5 лет, получаю интереснейший материал для размышления!

Читательская конференция предполагает небольшое выступление ученика, которое готовится им заранее дома по плану, разработанному совместно с учителем в классе:

1. Имя автора, некоторые биографические данные (по возможности).

2. Краткий очерк творчества с указанием предпочитаемых тем, проблем (желательно).

Эти пункты плана провоцируют ученика на поиск необходимых данных, что ведет к расширению его познаний об авторе и его творчестве.

Но основное внимание прежде всего в своем выступлении учащийся должен уделить самой книге. Задача сложная: передать содержание, не сбившись на банальный пересказ. Дать квалифицированный анализ идейно-художественных достоинств рассказа, может быть, и под силу обычному школьнику. Ну а если это роман, да еще трилогия? Не стоит ставить выступающего в заведомо безвыходную ситуацию. Думается, что возможным в данном случае будет определение собственной проблемы ребенка в прочитанной им книге. Таким образом, нас будет интересовать и само произведение, и то, как и насколько успешно ученик овладел литературоведческими навыками, но прежде всего то, что привлекло именно его и именно в этой книге, какая проблема его заинтересовала, оказалась для него важной, какие ценностные ориентиры он определяет для себя самостоятельно.

Но не только сама проблема, скорее способ ее решения, предложенный автором, и согласие (или несогласие) с этим решением учащегося с последующим обоснованием - вот на что еще важно обратить внимание при подготовке выступления.

Можно посоветовать закончить свое 5 - 7 минутное сообщение ответом на вопрос: кому (какого типа людям) эта книга будет интересна? Давая ответ на этот вопрос, учащийся исподволь дает характеристику и самому себе, что с гуманистической позиции немаловажно.

Уроки-конференции обычно проходят в атмосфере непринужденности, доброжелательности, искренней заинтересованности, терпимости. Презентующий свою книгу ученик должен быть уверен в том, что он действительно имеет право на собственный выбор и с этим его одноклассники и особенно учитель (литературы!) считаются, даже если это не соответствует их вкусу.

Обычно, чтобы создать обстановку доверия, стать ближе и понятнее своим ученикам, сама раскрываю свои человеческие (а не учительские) читательские интересы, не навязчиво обращаю их внимание и на отличную фантастику и действительно замечательный детектив.

В конце урока подводим итоги, выявляя, что из предложенных книг вызвало наибольший интерес и почему. Таким образом, достигается и еще один результат: ясным становится характер литературы, избираемой нашими детьми. Кроме того, тут же в классе возможен обмен и самими книгами, принесенными ребятами для выставки.

Любое произведение — это попытка автора высказаться по тому или иному вопросу. И если ребенок понял, что другой человек ему хотел сказать, если он его выслушал (дочитал) до конца, значит, состоялся диалог, значит, он способен к диалогу, к пониманию, к принятию другой личности, ее позиции.

Приведу пример письменной рефлексии ученицы 11 класса (обучалась у меня 3года):

«Читательские конференции такого типа таили в себе немало неожиданностей. Некоторые мои одноклассники, которые рта на уроке (и литературы в том числе) не раскрывали, оказались талантливым рассказчиками, когда дело коснулось их любимых произведений. А мой сосед по парте, ничего не прочитавший из «программы», оказывается, перечитал всего Ника Перумова и весьма нестандартно трактует проблемы взаимоотношения добра и зла. Приятно было, что среди списка литературы, предложенного нами, Ольга Викторовна заинтересовалась «моим» «Коллекционером» (пришлось дать почитать!). Но, наверное, самая главная неожиданность таилась в том, что на этих уроках наш учитель в нас видел не «тварей дрожащих», а тех, кто наравне с нею, «право имеют».
Джордж Тревельян когда-то сказал: «Всеобщее образование породило массу людей, которые умеют читать, но не умеют понять, что стоит читать». Хотелось бы, чтобы уроки – конференции для моих учеников стали не только возможностью рассказать о своих читательских пристрастиях, но и возможностью определиться в качестве и количестве литературы, предлагаемой на сегодняшний день книжным рынком.

Кроме того, настало время, когда массовую литературу действительно следует вывеси из оценочной парадигмы в исследовательскую. С. Леонтьева в статье «Почему в школе надо читать Франкенштейна?» пишет: «…огульное поругание «чтива» уходит в прошлое, настал момент аналитически взглянуть на его природу, и в школе в этом отношении более чем уместно перейти к анализу этого явления современного, в том числе и детского чтения» [2].

Надеюсь, что уроки – конференции дадут моим коллегам материал для такого анализа.