Главная страница

«Ай, да Пушкин! (проблемы толерантности в Санкт-Петербурге за последние 200 лет)»



Скачать 45.97 Kb.
Название «Ай, да Пушкин! (проблемы толерантности в Санкт-Петербурге за последние 200 лет)»
педагог-организатор
Дата 26.02.2016
Размер 45.97 Kb.
Тип Сценарий

Авторский сценарий посвящённый Дню толерантности «Ай, да Пушкин! (проблемы толерантности в Санкт-Петербурге за последние 200 лет)»

Автор: педагог-организатор

ГБОУ СОШ № 268 Невского района Санкт-Петербурга

Цыбулько Татьяна Александровна

2012-2013 учебный год
Цель:

Формирование толерантного отношения к личности и культуре других народов
Задачи:

  • Воспитание взаимного уважения в школьном коллективе;

  • Расширение кругозора учащихся;

  • Развитие личности учащихся: восприятие себя, как единой социальной группы;

  • Прививать уважение к культуре народов, проживающих в родном городе, стране;

  • Воздействовать на учащихся с целью ослабления предрассудков, поддерживать идею равенства разных народов;

  • Учить проявлению терпимости, толерантности в социальной среде;

  • Прививать чувство прекрасного, любовь к классической литературе.


Оборудование:

  • Мультимедийный проектор,

  • Экран

  • Компьютер

  • Колонки.


Реквизит:

  • Элементы одежды начала XIX века, цилиндры (склеенные из бумаги)


Пушкин: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный.

(ходит)

К нему не зарастет народная тропа. Вознесся выше он главою непокорной Александрийского столпа».

Гоголь: Александр Сергеевич! Александр Сергеевич! Осторожно! Осторожно, голубчик!

Пушкин: Что такое, дорогой Николай Васильевич? Что случилось?

Гоголь: Не продолжайте своё гениальное сочинение! У Вас там есть такие, такие слова, которые в современной России могут счесть обидными и привлечь Вас к ответственности за оскорбление по национальному вопросу.

Пушкин: Позвольте, батенька, Николай Васильевич! Что за напасть? Какие такие слова?

Гоголь: А вот какие, мой друг: «Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой И назовёт меня всяк сущий в ней язык

И гордый внук славян и финн,

И ныне дикий тунгус, и друг степей калмык».

Противопоставляете нации, батенька!

Пушкин: Ну так что же, глубокоуважаемый коллега? В нашем славном XIX веке и тунгус был дик и калмык жил в степях. Все факты верны.

- Да я и в сказках своих не церемонился в выражениях.

Гоголь: Как же! Как же! Помню драгоценнейший Александр Сергеевич! В «Сказке о мертвой царевне и о семи богатырях» позволили себе лишнего!

- Перед утренней зарёю

Братья дружною толпою

Выезжают погулять,

Серых уток пострелять,

Руку правую потешить,

Сорочина в поле спешить

Иль башку с широких плеч

У татарина отсечь,

Или вытравить из леса

Пятигорского черкеса….

Толстой: Ай, ай, ай! Как неосторожно, мой друг, Александр Сергеевич. Где Ваша толерантность?

Пушкин: Что простите, почтеннейший Лев Николаевич? То-ле-рант-ность?! Даже в библиотеке моего батюшки среди книг, которые он всегда запирал от меня, Ха! Ха! Ха!, знаменитых французских просветителей: Дидро, Вольтера, Руссо, я не нашёл такого выражения. Оно, простите, литературное? Как русский поэт и человек радеющий за чистоту русского языка, я возмущён!

То-ле-рант-ность. Я знаю: галантность, гениальность, вероятность, неприятность…

Толстой: Вот именно, неприятность, достойнейший Александр Сергеевич! Сейчас у всех, кто опрометчиво и небрежно говорит о национальностях, появляется неприятность.

Гоголь: А помните гениальнейший Александр Сергеевич, у Вас ещё есть преценденты:

- На берегу пустынных волн,

Стоял он, дум великих полн

И вдаль глядел.

Пушкин: Так это же о Петре Великом.

Гоголь: Нет, позвольте, а дальше?!

- По мшистым, топким берегам

Чернели избы здесь и там –

Приют убого чухонца.

У-бо-го-го! Да это же оскорбительно для чухонца, голубчик, Александр Сергеевич!

Пушкин: Так это же художественный образ, бесценный Николай Васильевич! Никто никогда не обижался на меня. Не было никаких проблем!

Толстой: Это раньше был художественный образ, Александр Сергеевич, а, сейчас, в 2013 году неприятности налицо: неуважение к людям разных национальностей, представителям малых народностей, несоблюдение толерантности.

Пушкин: Да, я объездил весь Кавказ, путешествовал в Арзрум, был в Бахчисарае, Кишинёве, Одессе, заезжал в Тифлис. Вот стихи, доказывающие мою любовь к Кавказу и его жителям:

- Всё тихо. На Кавказ идёт ночная мгла,

Восходят звёзды надо мною.

Мне грустно и легко – печаль моя светла,

Печаль моя полна тобою.

Толстой: Бог мой! Какие прекрасные стихи, Вы первый поэт России, Александр Сергеевич! Какой русский не мечтал побывать на Кавказе? И я помнится, грешный, писал о нём.

Гоголь: А сегодня большая часть кавказского населения в России – Москве и Петербурге – новая политическая картина мира – миграция.

Пушкин: Не может быть, господа, зачем же они покинули эти сказочные благословенные места и приехали на наши холодные туманные берега? И что же это за толерантность такая?

Толстой: В переводе с английского, многоуважаемые классики, это понятие трактуется как терпимость. Определенное и положительное отношение к чему-либо необычному, нестандартному.

(Гоголь, Пушкин берутся за голову):

Толерантность бывает политическая, межнациональная, расовая, религиозная, гендерная, возрастная, физиологическая, образовательная, географическая, межклассовая, сексуальная, маргинальная.

Пушкин: Куда катиться мир! Бедная Россия!

Гоголь: И что же мы пожелаем нашим потомкам, многоуважаемые классики?

Пушкин: Я знаю одно: Великая Россия, её культура, её литература до сих пор успешно справлялась с подобной задачей.

Гоголь: Матушка наша Россия приняла в свои объятия всех иностранцев, иноверцев, стала для них Родиной. Эти люди «обрусели» и отплатили своей новой Родине своими талантами.

Толстой: Поэт Василий Андреевич Жуковский – турок по матери; прадед великого Пушкина – Абрам Петрович Ганнибал – из Африки; Николай Васильевич Гоголь – украинец, Великая Екатерина II- немка; сподвижник Кутузова Барклай де Толли – шотландец; князь Багратион – потомок древнего и знаменитого грузинского царского рода; Карл Росси – архитектор – итальянец; архитектор Доменико Трезини – автор Петропавловского собора – швейцарец итальянского происхождения; Август Августович Монферан – автор Исаакиевского собора, Александрийской Колонны – француз; автор Зимнего дворца Барталамео Растрелли также прибыл из Франции. Они все остались в России до конца жизни.

Пушкин: А сколько художников, музыкантов, да и просто малоизвестных людей приехали в Россию, обрели здесь Родину, были обласканы Россией и служили ей верой и правдой, сложили за неё голову.

Гоголь: Все они не забыли своей культуры, традиций, но обогатили себя новой культурой, русскими национальными традициями. Жизнь мудра и велика. Мы верим в жизнь, и в наше великое будущее.

Читайте классику, господа, идите в библиотеки, книжные магазины, посещайте выставки. В этом будущее. Пожелайте удачи всем нам, Александр Сергеевич.

Пушкин: Да будут ясны дни твои,

Как милый взор твой ныне ясен.

Меж лучших жребиев земли,

Да будет жребий твой прекрасен!