Главная страница

Project: Practice of Translation. Literary Translation of the Novel "Rebecca" by Daphne du Maurier



Скачать 283.36 Kb.
НазваниеProject: Practice of Translation. Literary Translation of the Novel "Rebecca" by Daphne du Maurier
Дата29.04.2016
Размер283.36 Kb.
ТипДокументы






Project: Practice of Translation. Literary Translation of the Novel “Rebecca” by Daphne du Maurier.


Contents

page
Introduction ……………………………………………………… 3
Daphne du Maurier “Rebecca” ………………………………….. 5
Conclusion ………………………………………………………. 22

List of literature …………………………………………………. 23

Introduction
We know that translation from one language into another is a question of a very great importance. There are different forms and kinds of translation. We often hear the statement the main point of which is that a good accurate translation serves as a bridge for building peoples’ relations; it is the base for their mutual understanding, while a bad one is able to separate peoples and do damage, sometimes fatal.

Attending classes of supplementary education “Theory and Practice of Translation” we had listened to the theoretical course in which such branches of linguistics as “Stylistics” and “Lexicology” were also touched upon. At practical classes we translated authentic publicistic and literary texts. We realized how difficult it is to get a perfect translation.

The theme of practice of translation drew our attention with its actuality. The object of our project is literary translation, the subject – the translation of an original literary work. Our aim was to translate into the Russian language a work of an English writer and we stopped the choice at the shortened version of the novel “Rebecca” by Daphne du Maurier; it is considered to be one of the most famous works of the English literature of the 20-th century.

English novelist, biographer, and playwright Daphne du Maurier (1907 – 1989) mostly set on the cost of Cornwall, which wild, stormy weather and not less wild past were the setting in several of her works.

Du Maurier is best known for “Rebecca” (1938), filmed by Alfred Hitchcock in 1940. The opening line of this novel, “Last night I dreamt I went to Manderley again,” is among the most memorable in twentieth-century literature.

Daphne du Maurier was born in London. She came from an artistic family. In 1932 du Maurier married to Lieutenant Colonel Frederick Arthur Montague Browning II.

Her first novel “The Loving Spirit” appeared in 1931. It was followed by “Jamaica Inn” (1936), which were bought for the movies, and directed by Alfred Hitchcock. Later Hitchcock also used her short story “The Birds”, which became a widely known film of the same name.
The aim supposed the following objectives:

  1. To give a full translation of the novel.

  2. To analyze and correct mistakes in the translation according to the rules of translating from English into Russian taking into account peculiarities of the two languages.

  3. To achieve the most precise conformity to author’s style and epoch.

  4. To bring to a “single whole” the chapters of the novel as the translation was made by several persons, i.e. to make an impression of a “single” translator.


In our project we used the following methods and ways: work with the text

in the English language, work with dictionaries, and work with educational literature on the subjects: “Theory and Practice of Translation”, “Stylistics” and “Lexicology”; analysis and proof-reading of the translated text; literary treatment.

Our work on the translation of Daphne du Maurier’s novel turned out to be extraordinary hard and tedious. We had to retranslate the same passages and chapters solving one of the objectives – to achieve correspondence with the style of the writer and the style of a concrete historical period. This activity was quite new for us and obtained a very definite meaning – we realized how complicated, but extremely absorbing the work of a translator was. We cannot help admitting that our knowledge of English has improved during this period of time as we not only translated the novel “Rebecca”, but also used lectures, educational and reference materials in the English language.

ДАФНИ ДЮ МУРЬЕ

РЕБЕККА

Глава 1

МИССИС ВАН ХОППЕР

Прошлой ночью мне приснилось, что я опять еду в Мандерли, хоть я и не могу больше туда ездить. Теперь мы с мужем проводим много времени в пыльных отелях за границей, но в своих снах я возвращаюсь домой, в Мандерли. Длинная подъездная аллея тянется между деревьями, затем спускается к дому, расположенному в долине, которая с одной стороны защищена деревьями, а с другой - заканчивается обрывом в море. Это был самый прекрасный дом из всех, что я когда-либо видела, но он был больше, чем дом: особым стилем жизни, целым миром. Для меня Мандерли был к тому же местом, сделавшим из меня, стеснительной и неуклюжей девочки, ту, кем я являюсь сейчас.

Вспоминая свой приезд в Мандерли, я смеюсь над собой, над своим видом: плохо сидевшей на мне юбке, скучными цветами одежды и выражением постоянного удивления на лице. Миссис Дэнверс было бы сложно не смотреть на меня с презрением, ведь мне столько недоставало, и было столько всего, чего я не могла показать миру.

Миссис Ван Хопер меня наняла в качестве компаньонки - факт, который она редко позволяла мне забыть. Тогда я впервые и встретила Макса. Мы были в Монте-Карло, хотя могли бы быть где угодно, так как мы редко выходили из отеля. Я вечно буду помнить ту минуту, когда я впервые увидела его: мы обедали в ресторане, и миссис Ван Хопер вела себя, как обычно.

«Кэтрин, мне придется попросить менеджера отеля сделать нам скидку, здесь нет никого из моих знакомых, а он, наверное, и в самом деле думает, что я приехала сюда полюбоваться на официантов. Вон тот молодой человек - думаю, что видела его фотографию в газете. Полагаю, он один из друзей Билли. Мы должны с ним познакомиться».

Я уже жалела этого беднягу, потому что миссис Ван Хопер найдет повод для того, чтобы заговорить с ним, а потом пригласить его на чашечку кофе и будет задавать множество вопросов. Когда мы пообедали, миссис Ван Хопер повернулась ко мне и сказала: «Будь добра, пойди и принеси мне письмо, которое я получила пару дней назад. Оно находится в верхнем ящике моего секретера».

Вернувшись, я увидела, что миссис Ван Хоппер не теряла времени даром и уже подсела за столик Макса. «О, хорошо, что ты принесла письмо. У нас есть общий знакомый - мистер де Винтер. Да, вот здесь: Билли упоминает вас в своем последнем письме», - сказала она, перелистывая страницы письма.

Я заметила, что Макс хотел сбежать и только ждал этой возможности, но ему удавалось быть вежливым.

«Конечно, я сразу узнала вас. Мы встречались на вечеринке у Билли, на Палм Бич, я помню, это были вы», - сказала миссис Ван Хоппер.

«Да, конечно. Я хорошо это помню. Как дела у Билли?»

«Неплохо. Он сейчас в Штатах. Но если бы у него был дом, как у вас, я уверена, он бы ни за что не захотел покидать его, ведь запад, должно быть, прелестен весной». Я заметила, что Макс огорчен назойливыми замечаниями миссис Ван Хоппер. Как только официант принес записку, Макс воспользовался этим и встал: «Я не смею задерживать вас больше, доброй ночи».

«Было очень приятно увидеть вас снова, мистер де Винтер. Завтра вечером у меня соберется узкий круг друзей, может быть, и вы захотите присоединиться».

«Спасибо, но я собираюсь отправиться завтра в Соспел, так что, может быть, в другой раз».

«Тогда, спокойной ночи».

Глава 2

МАКС ДЕ ВИНТЕР

На следующий день миссис Ван Хоппер проснулась с больным горлом и решила, что она проведет весь день в кровати, поэтому я спустилась к завтраку одна. Я уже пересекла половину столовой, когда заметила Макса. Было слишком поздно, и я не могла повернуть назад. Он сидел один, и я села за столик неподалеку, но когда я садилась, я задела стол, и с него упала ваза, разбрызгивая воду во все стороны. Я чувствовала себя ужасно глупо.

«Вы не можете завтракать за мокрым столом. Пожалуйста, идите сюда и присоединяйтесь ко мне».

Я знала, что с его стороны это всего лишь вежливость, но вынуждена была принять приглашение. Несколько минут мы сидели в молчании.

«Я думала, вы сегодня уехали в Соспел».

«Да, я собирался, может быть, поеду завтра. Вы с миссис Ван Хоппер не кажетесь подругами, тогда почему вы проводите с ней столько времени?»

«Мы не подруги. Я её компаньонка, и она платит мне за то, чтобы я была с ней».

«Вы не можете быть счастливы, такая жизнь не для вас. Вам следует заниматься чем-то более стоящим, почему же вы стали её компаньонкой?»

Я рассказала ему о своей жизни, о том, что я была сиротой, но получила хорошее образование и была вынуждена сама зарабатывать себе на жизнь. Мы мило проболтали весь обед. Было приятно встретиться с человеком, который проявлял ко мне такой интерес.

«Давайте прогуляемся по набережной после полудня сегодня, если у вас нет других планов», - сказал он с улыбкой. Он не был обязан приглашать меня. Казалось, он действительно хотел провести со мной время.

Следующие несколько дней были прекрасны: Макс и я проводили много времени вместе, гуляя по гавани, сидя в городских кафе. Этот Монте-Карло я запомню навсегда: блеск солнца на воде, яхты, выстроившиеся в ряд у причала, смех; но больше всего я буду помнить, как счастливы мы были – Макс и я.
Глава 3
МАНДЕРЛИ
Макс и я были женаты уже семь недель, когда вернулись в Мандерли. Это был момент, которого я с нетерпением ожидала со дня свадьбы. Но теперь, когда этот момент наступил, я чувствовала скорее нервозность, чем радостное волнение. Дом выглядел наилучшим образом, когда мы увидели его, свернув на машине с аллеи. Макс сказал, что мы приезжаем сюда, привезя с собой птиц и цветы, хотя лето еще и не наступило. Глядя тогда на дом, я бы никогда не подумала, что он может хранить в себе какие-то темные тайны.

«Думаю, что все говорили здесь о тебе в последние несколько недель. Ты не должна беспокоиться, если сначала все здесь будут чрезмерно любопытны, это пройдет».

«Я так хочу произвести хорошее впечатление, но не имею ни малейшего понятия, как вести такой огромный дом».

«Оставь все это миссис Дэнверс. Она живет в Мандерли давно и знает, что нужно делать. Ну, вот и приехали».

Машина остановилась на посыпанной гравием подъездной аллее напротив парадного входа. Мужчина сделал шаг вперед и открыл мне дверь.

«Добрый утро, миссис де Винтер. Доброе утро, сэр».

Я еще не привыкла, когда ко мне обращались, называя новым именем. Мне казалось это какой-то фальшью.

«Дорогая, это Фритт, а вон идет Роберт».

Фритт вытащил наши вещи из машины и пошел за нами вверх по ступеням, а за тем и в дом.

«Миссис Дэнверс, рад вас видеть снова. Как вы поживаете?»

«Очень хорошо, сэр. Добро пожаловать в Мандерли», сказала она, поворачиваясь ко мне. Хотя она и улыбалась, в ее глазах не было тепла. Я почувствовала тревогу, но только на мгновение. Она была одета в черное платье, волосы гладко зачесаны назад. Это придавало ей довольно официальный вид. В ней не было ничего дружелюбного или приветливого.

«Проводите, пожалуйста, мою жену в наши комнаты. Уверен, что она хочет поскорее устроиться».

Глава 4

МИССИС ДЭНВЕРС

Пока я поднималась за миссис Дэнверс по лестнице, мы не разговаривали: казалось, ей нечего было мне сказать. Когда мы вошли в восточное крыло, я начала разговор.

«Как я понимаю, эти комнаты были отделаны заново».

«Да, мастера уехали только в понедельник. Они славно потрудились».

«А как она выглядела раньше?» спросила я, подходя к окну.

«Здесь были голубые обои и разные занавески. Эта часть дома почти никогда не использовалась, только для случайных гостей».

«Отсюда не видно моря», - сказала я с ноткой разочарования в голосе.

«Нет, вы бы никогда даже и не узнали, что были возле моря, его отсюда даже не слышно».

Миссис Дэнверс стояла все там же, сложив руки на груди, и наблюдала за мной.

«Полагаю, вы живете в Мандерли уже много лет», - сказала я, предприняв еще одну попытку.

«Не так долго как Фритт, - сказала она, и я заметила, каким холодным и безжизненным был ее голос, - Фритт жил здесь, когда был жив старый хозяин, а мистер де Винтер был еще мальчиком».

«Ясно. Значит, вы не появлялись здесь до этого?»

«Нет, не так. Я приехала сюда, когда мистер де Винтер женился на своей первой жене, Ребекке», - сказала она, и ее голос, до сих пор безжизненный и ровный, вдруг внезапно оживился. Перемена была столь быстрой, что я не знала, что и думать. Казалось, будто миссис Дэнверс сказала что-то, чего она не должна была говорить, что-то запрещенное, но чрезвычайно важное для нее. По тому, как она смотрела на меня, я понимала: она очень плохо думает обо мне, более того – она ненавидит меня, а я не представляла за что. Я не могла позволить ей любоваться моим смятением, в которое она меня ввела, и я сказа первое, что пришло в голову:

«Миссис Дэнверс, надеюсь, мы подружимся и станем понимать друг друга. Вам следует быть терпеливее со мной, потому что такая жизнь еще нова для меня: я жила совсем в других условиях. Но я надеюсь преуспеть в этом, а главное - сделать мистера де Винтера счастливым. Знаю, что я могу оставить управление домом вам, и вы должны делать это так, как делали это и раньше. Я не хочу ничего менять».

«Очень хорошо. Надеюсь, я сделаю все возможное, чтобы вы были довольны. Дом находится на моей ответственности уже больше года, и никогда мистер де Винтер не жаловался. Конечно, когда Ребекка была жива, все было по-другому: тогда было много гостей и вечеринок. И хотя я все для нее устраивала, она любила всем руководить сама». Снова я почувствовала, как она смотрит на меня, пытаясь увидеть действие своих слов на меня. Я поняла: она чувствует, что не должна была говорить о первой миссис де Винтер и по какой-то причине ненавидит меня, и это чувствовалось во всем, что она делала.

Я была очень обеспокоена, когда мы спускались по лестнице. Макс ждал меня вместе с другим мужчиной немного старше себя, которого он представил как Фрэнка Кроули.

«Фрэнк приедет к нам на ужин сегодня вечером. Он следит за всем в поместье. После столь долгого отсутствия нам надо о многом поговорить».

Я пожала руку Фрэнку. Он показался очень приятным человеком, своего рода – маленькая уступка: было бы хорошо видеть хоть одно дружеское лицо дома и вне него.
Глава 5
СЧАСТЛИВАЯ ДОЛИНА
Когда я спустилась утром к завтраку, Макс уже был на ногах несколько часов и писал письма в кабинете. Жизнь в Мандерли была устроена так, что мне легко удавалось вписаться в нее и найти свое место. Дом, казалось, управлялся сам собой.

«Доброе утро, любимая. Хорошо спала?»

«Да очень, спасибо, - ответила я. – А ты?»

«Прекрасно. Я думаю, мы могли бы пойти на прогулку сегодня утром. Может, в счастливую долину. Как ты думаешь?»

«Звучит прекрасно. А где она, счастливая долина?»

«Тебе придется подождать. Это сюрприз».

После завтрака Макс позвал Джаспера, свою собаку, и мы все вместе вышли из дома. Был замечательный весенний день: хотя было еще довольно рано, солнце уже поднялось над холмом, и я чувствовала спиной его тепло. Казалось, что все в природе отвечало на это тепло, птицы пели; я уверена, что если бы мы остановились и понаблюдали бы в течение нескольких минут, то мы бы увидели, как листья на деревьях играют в солнечном свете. По мере того, как мы удалялись от дома, нас уже ничто не волновало, хотя мысль о миссис Дэнверс оставалась в глубине моего сознания.

В нескольких сотнях ярдов от дома дорожка поворачивала налево и шла вдоль кустарников, росших по обеим ее сторонам.

«Закрой глаза, у меня для тебя сюрприз», сказал Макс и закрыл мои глаза своими ладонями, подталкивая меня вперед.

Сверкая, как драгоценный камень, залив лежал перед нами. Море было почти гладким, и небольшие волны, набегая друг на друга, ударялись о берег. Бухта была небольшая, но разделена скалами надвое. Смеясь как дети, мы побежали вниз к пляжу и остановились на золотом песке. Макс бросил в море палку для Джаспера, и он поплыл за ней. Мы легли на песок, наслаждаясь теплом согревающего солнца.

«Джаспер, Джаспер, ко мне!» Я видела, как он проплыл мимо скал и скрылся за ними. Я вскочила на ноги и бросилась за ним.

«Оставь его в покое, он знает дорогу домой», крикнул Макс. Но я уже была на скалах и притворилась, что не услышала его. Я увидела Джаспера внизу на песке по другую сторону скал и побежала к нему. На самом краю песчаного берега стоял коттедж, каменная стена которого, выступая в море, формировала маленькую гавань. Около моря какой-то старик копал червей.

«Извините, нет ли у вас веревки? Мне нужно отвести обратно Джаспера». Мужчина поднял голову и искоса взглянул на меня.

«Вы ведь не отправите меня в сумасшедший дом? Там бьют людей, я не хочу туда», сказал он.

«Конечно, нет. Я не хочу, чтобы вам было больно». Он ничего не ответил и продолжал копать. Повернув обратно, я пошла по песку к коттеджу, полагая, что там найду обычные снасти и веревки. Когда я открыла дверь, я очень удивилась. Все было очень пыльным и запущенным, но совершенно очевидно здесь кто-то жил: на полках стояли книги, в углу – кровать. Я открыла дверь справа и там нашла снасти и веревки. Взяв обрывок веревки, я вышла из коттеджа. Обвязав шею Джаспера веревкой, мы отправились в обратный путь к скалам. С вершины скалы я увидела Макса быстро шагающего обратно к дому. Я окрикнула его, но он не обернулся. Таща Джаспера, я побежала за ним и догнала его только возле дома.

«Я же сказал тебе не ходить за ним, эта глупая собака прекрасно знает дорогу домой».

«Но я волновалась. Мог быть прилив, и Джаспер пострадал бы».

«Джаспер в состоянии позаботиться о себе».

«Дело в этом старике, которого я видела внизу на берегу?» Макс остановился и повернулся ко мне.

«Нам следовало остаться за границей, было глупостью вернуться в Мандерли. О, Боже, каким же я был дураком, что вернулся сюда».

« Пожалуйста, макс, давай забудем об этом. Я не пойду туда больше, если ты этого не хочешь».

«Прости, любимая, мне не следовало злиться. Если бы у тебя были такие воспоминания, как у меня», он замолчал и посмотрел на меня. Его глаза были наполнены горем. «Забудь. Пошли, давай войдем». Я не знала, что сказать, и, молча, последовала за Максом в дом.
Глава 6
ФРЭНК КРОУЛИ
На следующий день во время прогулки я встретила Фрэнка Кроули, он улыбнулся мне и снял шляпу. Мне нравился Фрэнк с тех пор, как он был у нас на обеде, он казался честным и открытым человеком. Мы пошли гулять вместе. У меня было так много вопросов, и я думала, что Фрэнк сможет дать мне несколько правдивых ответов на них.

«Вчера я спускалась в бухту, туда, где гавань и коттедж. Я боюсь, что все там скоро придет в негодность – там так сыро. Почему с этим никто ничего не делает?» Фрэнк не сразу ответил. Он пристально смотрел себе под ноги, и, казалось, подбирал слова.

« Я думаю, Макс сказал бы вам, если бы хотел что-нибудь там сделать».

«Все это принадлежало Ребекке?»

«Да».

«А как она использовала этот домик? Глядя издали, я подумала, что это всего лишь сарай для лодок».

«Это и был сарай для лодок, но она поставила там мебель. Она пользовалась им, когда совершала прогулки по морю под луной и, э-э … для других вещей».

«Вы когда-нибудь спускались туда?»

«Да, пару раз».

«А кто тот старик, которого я там видела? Он показался мне слабоумным».

«Хм, это должно быть Бен. Он сын одного из старых рабочих этого поместья. Вы не должны его бояться, он совершенно безобиден. На самом деле он довольно приятный человек. Он отвечал за лодку».

«Это та самая лодка, на которой была Ребекка, когда утонула?»

«Да, это была действительно ее лодка, и не очень большая. В открытом море бывает очень ветрено. Я думаю, внезапный порыв ветра, должно быть, перевернул ее».

«Неужели никто не мог выйти в море и спасти ее?»

«Никто не знал, что она вышла в море. Она часто так делала, отправляясь совершенно одна и никому не сказав ни слова. Наверняка она утонула, пытаясь доплыть до берега». Я представила себе ее - совершенно одну в открытом море; берег должен был казаться ей пугающе далеким, особенно ночью.

«Сколько прошло времени пока не нашли ее тело?»

«Около двух месяцев, ее обнаружили недалеко от Эджкома, где-то в сорока милях вверх по берегу. Конечно, тело было в ужасном состоянии - без рук, без ног; Но Макс поехал туда и опознал ее, несмотря на то, что был болен». Фрэнк выглядел огорченным, и я почувствовала напряжение между нами. Я видела, что он не хочет говорить о Ребекке, но все же мне нужно было это знать.

«Извините, Фрэнк, мне не следовало вас спрашивать. Дело в том, что я себя чувствую в таком невыгодном положении: все как будто сравнивают меня с Ребеккой. Я могу только представить себе, как все они задают себе вопрос, что Макс находит во мне, и я начинаю размышлять, правильно ли я поступила, выйдя замуж».

«Пожалуйста, миссис де Винтер, не думайте так. Я очень рад, что вы вышли замуж за Макса, это изменило все для него. Если кто-нибудь заставил вас почувствовать, что вас сравнивают с Ребеккой, то это всего лишь грубость, но я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь говорил что-либо подобное».

«В Ребекке было все, чего нет у меня: красота, ум, сообразительность – все те черты, которые так ценятся в женщине».

«Я не женат, поэтому мне сложно сказать, но я думаю, что есть гораздо более важные качества, такие как доброта, честность и скромность. Вы не должны сравнивать себя с Ребеккой, вы в силах увести нас подальше от прошлого».

«Спасибо, Фрэнк. Прежде, чем мы навсегда перестанем говорить об этом, я бы хотела задать вам еще один вопрос, если можно».

«Пожалуйста, спрашивайте».

«Ребекка была очень красивой?»

Фрэнк опять посмотрел на землю, долго не отвечал, потом сказал: «Да. Я думаю, что она была самым очаровательным созданием, которое я когда-либо видел в своей жизни».

«Спасибо, Фрэнк».

Домой мы возвращались молча.


Глава 7
ДЖЕК ФЕЙВЕЛ
Я любила жить в Мандерли, даже притом, что все время у меня было чувство, что что-то не так: Макс не всегда казался счастливым, каким он бывал обычно; миссис Дэнверс не предпринимала никаких усилий, чтобы я почувствовала себя, как дома. Однажды днем мы с Фрэнком пили чай в саду, и он предложил устроить костюмированный бал: это оживило бы нас, и мы бы встретились с большим количеством местных жителей. Макс сказал, что, похоже, предстоит большая работа, но Фрэнк считал, что будет интересно, и посмотрел на меня.

«Да, я думаю, это было бы чудесно», сказала я.

«Ну, тогда договорились», сказал Макс, и мы назначили дату в следующем месяце.

Макс уехал на несколько дней по делу в Лондон, а я осталась в Мандерли, чтобы сделать все приготовления к балу. Я знала, что мне придется взять в помощь миссис Дэнверс, но мне очень хотелось, чтобы все у меня получилось так же хорошо, как это сделала бы Ребекка! Однажды днем, спустя пару дней после отъезда Макса в Лондон, я спустилась в гостиную с журналом образцов, чтобы посмотреть, не удастся ли найти что-то подходящее для костюмированного бала. Когда я открыла дверь, я была очень удивлена, увидев мужчину, стоящего около камина.

«Здравствуйте, вы удивлены, увидев меня», сказал он.

«Просто я не ожидала сегодня гостей».

«Вообще-то я приехал встретиться с миссис Дэнверс, мы старые друзья. А как старина Макс? Я соскучился по нему». Он улыбался, но мне он не понравился. Я ему совершенно не доверяла. В этот момент вошла миссис Дэнверс, и мужчина повернулся к ней.

«Здравствуйте, Дэнни, вы не собираетесь нас представить?

«Миссис де Винтер, это мистер Фейвел. Он часто приезжал сюда повидать первую миссис де Винтер».

«Мистер де Винтер сейчас в Лондоне, но он должен скоро вернуться».

«Неужели он не беспокоится, оставляя вас совершенно одну в деревне? Кто-нибудь может приехать и увезти вас», - сказал он, смеясь.

«Думаю, что здесь я в абсолютной безопасности: в доме много людей, и, кроме того, посторонние сюда не приезжают», - ответила я, но чувствовала себя неловко, и мне хотелось, чтобы он уехал.

«Ну, я должен удалиться, я не хотел вас беспокоить. У меня машина за углом. Не хотите прокатиться?»

«Нет, спасибо. Я должна быть здесь, у меня дела. До свидания, мистер Фейвел», - сказала я и протянула ему руку.

«До свидания, миссис де Винтер, и, пожалуйста, не говорите Максу, что я приезжал. Он не одобряет меня. Это было бы очень мило с вашей стороны. Спасибо и, э-э … еще раз до свидания».

Я была рада увидеть, как он повернулся и вышел из комнаты, а через несколько секунд я услышала, как завелась машина и уехала по аллее. Я устроилась на софе и принялась изучать журнал, но я не могла не думать о мистере Фейвеле. Почему он не хотел, чтобы Макс узнал, что он был здесь? Может, он был вором, который был в сговоре с миссис Дэнверс, а я их спугнула? Он тщательно выбрал именно этот день: Макс в Лондоне, у Фритта и Роберта выходной, я одна в доме с миссис Дэнверс – впервые за много недель. Он выбрал для приезда сегодняшний день не случайно, это не могло быть совпадением.

Глава 8
БАЛ

Я до сих пор не выбрала себе платье для бала, хотя знала, что времени уже почти не осталось. Скоро мне придется что-то выбрать, а хорошие идеи никак не приходили в голову.

«Вы еще не сказали Мистеру де Винтеру, что вы хотите одеть на бал?» спросила миссис Дэнверс позже в день приезда мистера Фейвела.

«Нет, я еще не решила, но я хотела, чтобы это было сюрпризом, и пока не говорила ни с Максом, ни с мистером Кроули».

«Почему бы вам не выбрать платье, изображенное на одном из семейных портретах, висящих наверху?» Предложение миссис Дэнверс показалось полезным, и я была благодарна ей за идею: это будет как раз такой наряд, какой и нужен для костюмированного бала.

«Да, давайте пойдем и посмотрим», - сказала я, и миссис Дэнверс вышла за мной из комнаты.

Могу вам посоветовать портрет молодой девушки в белом платье. Не составит труда его сшить, и оно очень красивое».

«Да, миссис Дэнверс, думаю, что его я и выберу». Я была рада, что миссис Дэнверс наконец-то стала обращаться со мной по-дружески, по крайней мере, она уже не видела во мне врага.

«Я знаю одно место в Лондоне, где можно сшить это платье. Если хотите, я могла бы дать вам адрес».

В этот вечер вернулся Макс. Я услышала, как он разговаривает в гостиной, и тихонько побежала вниз, чтобы встретить его. Я чувствовала себя намного счастливее теперь, когда устранены, казалось, противоречия с миссис Дэнверс, а то, что Макс вернулся на два дня раньше, чем я ожидала, делало меня еще счастливее. На последней ступеньке я остановилась, так как услышала громкий голос Макса, и, казалось, он был очень зол. Я застыла на несколько секунд, решая, идти ли мне дальше или подождать его наверху. Я не знала, с кем он разговаривал, но я слышала, что он говорил.

«Вы же знаете, что я не хочу видеть этого человека в своем доме, почему же вы его впустили?» Я не расслышала ответ, но затем Макс продолжил: «Если вы хотите остаться здесь, в Мандерли, убедитесь, что бы это никогда больше не повторилось, и я никогда больше не хочу слышать имя Джека Фейвела. Вы меня поняли?» После короткой паузы я услышала шаги и быстро спряталась за дверью в столовую. Вошла миссис Дэнверс, она меня не видела, но я видела выражение ее лица – это было зло, зло в чистом виде. Я почувствовала прилив жара, переждала мгновение, чтобы собраться, а потом вошла в гостиную. Макс стоял у окна. Он взглянул на меня, когда я вошла и произнес: «Привет, любимая, как ты?»

«Прекрасно. Я рада, что ты вернулся, у тебя все хорошо?»

«Да, я только что разговаривал с миссис Дэнверс, но тебе не о чем беспокоиться. Я бы выпил чашечку чая после дороги». Я почувствовала огромное облегчение от того, что он не спросил меня о Джеке Фейвеле, и я решила не упоминать о нем.

Три недели спустя мне прислали две большие коробки. Я отнесла их в свою комнату, и миссис Дэнверс помогла мне открыть их. Как я и предполагала, в них было платье и шляпа к нему. Они прекрасно сидели. Я могла только представить себе, какую сенсацию они произведут на бале.

Вечером перед балом я очень долго одевалась. Я хотела прекрасно выглядеть. Я хотела, чтобы Макс был доволен мной. Потом я позвала Фритта и попросила его спуститься вниз и объявить мой выход. Я хотела устроить грандиозное появление. Я хотела, чтобы все меня видели.

«Леди и джентльмены, миссис Максим де Винтер». Я прошла на площадку на верху лестницы, повернулась к залу и спокойно спустилась к Максу и Фрэнку. Вместо аплодисментов, которых я ожидала, Макс побелел, Фрэнк стоял с открытым ртом. Только миссис Дэнверс улыбалась.

«Немедленно поднимись и надень другое платье. Любое вечернее платье подойдет, просто иди и переоденься, пока не приехали гости. Иди», - железным голосом сказал Макс. Я бросилась наверх, в свою комнату и переоделась. Когда я вернулась, меня ждал Фрэнк.

«Мне жаль, Кэтрин, вы не должны сердиться на Макса. Это был такой шок для нас».

«Что вы имеете в виду, говоря о шоке?»

«Я думал, вы знаете, что это платье было на Ребекке на ее последнем костюмированном бале, как раз перед ее смертью. Когда вы появились наверху лестницы, на мгновение мне показалось, что это Ребекка. Для Макса это был чудовищный шок. Идите к нему и все объясните, он не будет сердиться. Это был просто шок».

Фрэнк был прав. Для Макса это было шоком, но не более. Я не сказала ему, что надо винить миссис Дэнверс, но я была чрезвычайно огорчена тем, что она так жестоко надо мной подшутила. А я-то думала, что между нами все начало налаживаться!

Глава 9
КОРАБЛЬ В ЗАЛИВЕ
Несколько не богатых событиями недель прошли после вечеринки. Однажды облачным летним днём, когда мы как раз заканчивали обедать, вошёл Фрэнк. «Там, в заливе, корабль попал в беду, кажется, потерял управление, и течение понесло его на скалы». Мы все повскакали и побежали вниз в счастливую долину, моряки уже были на берегу, покинув корабль на спасательных шлюпках. У нас было, однако, время увидеть судно, относимое течением к скалам с отвратительным скрежетом.

«Хорошо, по крайней мере, никто не пострадал», - сказал Макс.

«Да, но жаль корабль; интересно, удастся ли им снять его со скал в целости», - ответил Фрэнк.

«Придется подождать и увидим. Смотрите, сюда идет лодка». Действительно, довольно маленькая моторная лодка объехала вокруг ближней части залива, протянувшейся вдоль стены маленькой гавани, и хозяин гавани из Керрита сошел на берег и направился к Максу.

«Добрый день, мистер де Винтер, пришли посмотреть на несчастье?». Он повернулся ко мне и Фрэнку и кивнул в знак приветствия.

«Да, кажется, все невредимы, слава Богу, мы как раз гадали, удастся ли им спасти корабль».

«Мы пошлем водолаза, чтобы он посмотрел, не разбил ли он киль о скалы».

«Хорошо, приходите в дом, расскажете нам, когда узнаете что-­нибудь. Всего хорошего». Попрощавшись со всеми, мы покинули пляж и поднялись на холм. Через пару часов хозяин гавани постучался в садовую дверь. Я впустила его внутрь.

«Добрый день, миссис де Винтер, ваш муж дома?»

«Да, но он просил не беспокоить его в течение получаса. Что-нибудь серьёзное?»

«Ну, боюсь, возникло кое-что. Пожалуйста, не могли бы вы спросить, не примет ли он меня». Мне потребовалось всего несколько минут, чтобы привести Макса.

«Боюсь, у меня довольно неприятные известия для вас, мистер де Винтер. Когда водолаз спустился осмотреть корабль, он обнаружил там еще кое-что – лодку вашей первой жены. Она не была повреждена, но дверь каюты была заперта, поэтому он взломал одно из окон, и, я думаю, он испытал ужас - там внутри было тело». Макс стоял спиной к нам, прислонившись к каминной доске. Какое-то мгновение он ничего не мог сказать.

«И что теперь?»

«Нам придется составить донесение об этом, потом будет произведено судебное следствие, но это только формальность».

«Хорошо, спасибо, что известили меня, конечно, я помогу, чем смогу».

Когда хозяин гавани ушёл, Макс сел, рассматривая свои руки, не говоря ни слова. Я сказала, что, должно быть, с Ребеккой в её лодке еще кто-то был, когда она умерла, но Макс только покачал головой и продолжал пристально разглядывать свои руки.

Глава 10

РАССКАЗ МАКСА

«Мы ошиблись, вернувшись в Мандерли. Я знал, что Ребекка победит, я знал, что она будет следовать за нами, следить за всем, что мы делаем. Я виню себя в том, что превратил тебя из невинной девочки в ту, кто увидит теперь наихудшую сторону жизни; я развратил тебя, и это самое ужасное, что я мог сделать. За это я никогда не прощу себя».

«Макс, не глупи, ты не развратил меня. Это все пройдет, хозяин гавани сказал, что дознание будет чуть больше, чем простая формальность».

«Дорогая, мне придется рассказать тебе правду о Ребекке и обо мне». Макс был очень бледен.

«Что это? Расскажи мне, Макс!» С тех пор, как мы прибыли в Мандерли, я постоянно чувствовала присутствие Ребекки, люди сравнивали меня с ней, и все любили ее; я чувствовала себя разбитой: вот теперь и Макс, казалось, говорит, что тоже не может забыть ее.

«То, что я скажу, изменит нас навсегда. Я никогда не буду для тебя таким, как раньше. Все равно, все станет известным. Я предпочитаю, чтобы ты услышала все это от меня». Он сделал паузу и посмотрел на меня, я не могла больше этого выносить, поэтому села и обхватила голову руками. «Я убил Ребекку, я выстрелил в нее, а затем положил тело в лодку и потопил ее в море за бухтой».

«Но вы любили ее, она была совершенна!»

«Любил ее! Я никогда ее не любил. Я был обманом втянут в брак с ней, это было ложью с самого начала». Он думал, что его слова уничтожат мою любовь к нему, но я не могла поднять головы: я не могла позволить ему увидеть, как счастлива я была. Макс никогда не любил Ребекку, он любил только меня.

«Но почему, скажи мне, почему ты говоришь, что убил ее?»

«После того, как мы поженились, Ребекка заявила, что у нее никогда не было намерения быть мне хорошей женой. Мы пришли к соглашению. Со своей стороны она бы играла роль прекрасной жены, вела дом в Мандерли и превратила бы его в самый известный дом здесь. Она заставила бы всех завидовать нам – красивой молодой паре, у которой есть все. В ответ она желала получить определенное количество свободы, иметь своих собственных друзей и проводить с ними время. Я не хотел быть посмешищем, я должен был защитить Мандерли; в конечном счете, я согласился при условии, что она будет ездить в Лондон для своих развлечений. Я арендовал ей квартиру вблизи Темзы. Она исчезала на несколько дней, а когда заканчивала со своими мерзкими приключениями, возвращалась домой, и продолжала играть роль совершенной жены, показывая всем, как мы счастливы - организовывала вечера, приемы, что угодно для того, чтобы произвести впечатление на всех, удивить весь мир тем, как мы живем. Я был так напуган возможностью быть униженным, что продолжал притворяться. У меня был лодочный домик в бухте, расположенный таким образом, что она могла ходить туда незамеченной - подальше от слуг, подальше от чьих-либо глаз. Какое-то время все это работало, но потом она стала небрежной, она не выполняла свою часть соглашения; я предупреждал ее, и она останавливалась на время, но затем все начиналось снова. Она даже Фрэнка приглашала пару раз в коттедж, он сам мне рассказал, но этот Фейвел был постоянным посетителем. Боже, как я ненавидел Ребекку».

Макс взглянул на меня, мы смотрели друг на друга, пытаясь понять, что чувствовал другой. Представляю себе, как я должна была выглядеть, услышав все это, но, что касается Макса, - он побелел. Для него это были болезненные воспоминания.

«Один раз, когда она была в Лондоне и возвратилась поздно вечером, я увидел ее автомобиль, когда возвращался после ужина из дома Фрэнка. Она шла прямо вниз к коттеджу, я думал, что она снова с Фейвелем. Я взял пистолет и пошел за ней в бухту, я хотел напугать их, чтобы заставить их устраивать свои мерзкие свидания подальше от Мандерли. Когда я открыл дверь коттеджа, она была одна; я был очень зол, но она только смеялась надо мной. Она сказала, что она ездила в Лондон к врачу и что у нее будет ребенок. Она сказала, что ребенок не от меня, что это ребенок Фейвела, что когда-нибудь Мандерли, и все здесь, будет принадлежать этому ребенку. Она заявила, что я ничего не смогу с этим сделать: я буду вынужден наблюдать, как он взрослеет, и притворяться любящим отцом. Я поднял пистолет и выстрелил ей в грудь. Она не казалась удивленной. Прижала руки к груди и смотрела на меня, со смехом в глазах. Затем я взял ее тело, положил в лодку, вышел в море, и затопил лодку с ее телом в каюте. Я буксировал маленькую гребную лодку для того, чтобы я мог потом вернуться. Так или иначе, я чувствовал, что она победила: она смеялась, когда умирала. Она и теперь победила – все откроется во время следствия, и меня повесят, как убийцу».

Когда Макс перестал говорить, мы сидели в молчании, слышалось только тиканье часов; я не знаю, сколько мы там сидели. Больше говорить было нечего. Часы продолжали тикать, как будто у них была своя собственная жизнь.

Глава 11

ПОСЛЕ СУДЕБНОГО СЛЕДСТВИЯ

Судебное следствие прошло хорошо для нас с Максом, вердикт был оглашен: Ребекка совершила самоубийство.

Заседание было очень напряженным, особенно для Макса, а я упала в обморок в зале суда. Возникло несколько проблем: Макс опознал тело в Эджкоме, а теперь Ребекку обнаружили с обручальным кольцом на пальце; лодочник видел лодку Ребекки за несколько месяцев до несчастного случая и сказал, что она была в хорошем состоянии. Он также сказал, что кто-то проделал отверстия в корпусе лодки. Эти отверстия не могли быть результатом повреждений о камни. Принимая все это во внимание, члены магистрата, конечно, понимали, что здесь что-то было не так, но единственным объяснением, которое они смогли найти, было то, что Ребекка убила себя сама. Никто не подозревал Макса, так как все считали, что он и Ребекка любили друг друга. В конечном счете, именно эта собственная ложь Ребекки и защитила Макса.

В тот вечер мы только что закончили ужинать. У нас был Фрэнк. Они сидели, потягивая пиво, когда в дверь постучали. Вошла миссис Дэнверс.

«Простите, сэр», - обратилась она к Максу. «Приехал мистер Фейвел. Он не хочет уезжать и настаивает на разговоре с вами». Прежде, чем она смогла что-то добавить, оттолкнув ее, в комнату ворвался Фейвел.

«Что вы хотите?» - сказал Макс, поднимаясь.

«Послушайте, старина, я всего лишь хочу поговорить по-дружески, вот и все». Должно быть, он выпил, потому что его слегка пошатывало.

«А я не желаю разговаривать, убирайтесь». Макс покраснел, на его шее вздулись вены.

«Если вы хотите вести себя вот так, я могу очень усложнить вашу жизнь. Ребекка никогда бы не убила себя, она была слишком счастлива, мы собирались пожениться. Она прислала мне записку, приглашая встретиться в коттедже. Вы узнали об этом и убили ее, вы потопили ее лодку. Если я отдам эту записку в полицию, они точно вас повесят».

«Отдайте, я не могу вас останавливать».

«Но я не хочу, чтобы вас повесили. Позвольте, я перейду к делу. Я небогат, и, конечно, я беспокоюсь о своем будущем. Если вы обеспечите меня парой тысяч фунтов в год, я обещаю, что вы больше не услышите обо мне».

«Никогда. Я сам позвоню мировому судье», отрезал Макс, подходя к телефону.

«Минутку, Макс, - сказал Фрэнк, - подумайте о его словах. Эта записка может навредить вам».

«Я никогда не заплачу Фейвелу ни пенни». Макс поднял трубку и набрал номер. Затем он повернулся к нам и сказал: «Он будет здесь через несколько минут».

Глава 12

ДОКТОР БЕЙКЕР

Когда прибыл полковник Джулиан, Макс представил ему мистера Фейвела и рассказал суть его обвинений.

«Итак, вы понимаете, полковник, почему я попросил вас приехать сразу же. Это серьезные обвинения».

«Хорошо, мистер Фейвел, покажите записку», - сказал полковник, протягивая руку. «Скажите, у вас есть какие-нибудь другие доказательства? Эта записка интересна, но она ничего не доказывает».

«Должно быть другое доказательство, и, если бы мы знали, что она делала в Лондоне, мы, вероятно, смогли бы пролить свет на это дело».

«Мистер де Винтер, у вас все еще хранится дневник вашей жены?»

«Миссис Дэнверс, поднимитесь, пожалуйста, наверх и поищите дневник, а мы подождем вас здесь, внизу».

Несколькими минутами позже она вернулась, держа в руках дневник, а затем передала его полковнику Джулиану, который взял дневник и начал его просматривать.

«Хорошо. То, как она провела последние три дня совершенно ясно. В последний день в городе она встречалась с доктором Бейкером. Вам об этом что-нибудь известно, мистер де Винтер?»

«Нет, ничего».

«И мне тоже. Мы должны это выяснить, есть ли адрес», - сказал Фейвел.

«Да. Могу предложить, чтобы мы завтра нанесли визит доктору Бейкеру. Я думаю, было бы лучше всего, если бы мы все это выяснили как можно скорее. Нужно будет встать пораньше, давайте выедем в восемь?» Мы все договорились встретиться на следующее утро.

Поездка в Лондон прошла без происшествий, и мы нашли кабинет доктора Бейкера уже к полудню. Он был на Харли Стрит и, очевидно, у доктора была дорогая частная практика. Медсестра прошла в кабинет доложить доктору о нашем приезде и объяснить, кто мы такие. Он велел передать, что примет нас через несколько минут, и мы снова опустились в глубокие кожаные кресла в его приемной.

Оглядываясь назад, меня поражает то, что всем нам удавалось сохранять видимость цивилизованности, хотя Фейвел пытался доказать, что Макс является убийцей! Для меня это было самой долгое ожидание в моей жизни, и я могу только представить себе, как чувствовал себя Макс, хотя он и не показывал вида.

Доктор Бейкер поднялся из-за своего большого дубового стола и подошел к нам поздороваться, когда мы вошли к нему.

«Чем могу помочь, господа?»

«Ну, тут такое дело …»

«Мистер Фейвел, позвольте мне, пожалуйста», - сказал полковник Джулиан, и он объяснил в нескольких словах главные пункты обвинения Фейвела.

«Я никогда не осматривал никого по имени де Винтер». Я почувствовала огромное облегчение, когда услышала, что он не осматривал Ребекку. Без его свидетельства Фейвелу будет невозможно что-либо доказать.

«Она, наверное, назвалась другим именем. Посмотрите свои записи», - сказал Фейвел.

Я заметила, что доктору не понравился его тон, но, тем не менее, он взял свой журнал и углубился в его изучение, просматривая страницы записей за предыдущие месяцы.

«Да, вот она, эта запись. Вы говорите, это было двенадцатого числа в два часа дня. У меня была на приеме некая мисс Дэнверс». Мы стояли в ошеломлении: могла ли Ребекка быть дочерью миссис Дэнверс? Или она использовала имя своей служанки?

«Это то, что надо. Это она», - причитал Фейвел.

«Можем ли мы узнать, для чего она к вам приходила?»

«Видите ли, обычно я не обсуждаю проблемы своих пациентов, но при данных обстоятельствах, я думаю, мне следует открыть некоторые детали. Ваша жена была очень больна, ей оставалось жить всего несколько месяцев. Вы бы никогда не поняли этого, глядя на нее. Но в течение короткого времени ее здоровье было бы разрушено полностью, и она умирала бы медленной и мучительной смертью. Было бы только милосердием, если бы она погибла в результате несчастного случая».

«Спасибо вам, доктор. Не будем вас больше задерживать», - сказал полковник Джулиан, открыв дверь и придерживая ее, пока мы выходили из кабинета.

Когда мы снова оказались на улице, он повернулся к Фейвелу и сказал: «Я думаю, что это опровергает вашу версию. Она знала, что умирает, потому и убила себя».

«Это неправда. Я хочу дальнейшего расследования». Фейвел сжал кулаки, по его лицу струились капельки пота.

«Послушайте, мистер Фейвел, я мог бы арестовать Вас за шантаж. Я бы посоветовал вам забыть обо всем этом. Все кончено».

«Только не для меня!»

«Фейвел, если я увижу вас где-нибудь рядом с Мандерли, вы будете арестованы. Я могу устроить вам большие неприятности. А теперь я считаю это дело закрытым. До свидания!»

Когда Фейвел ушел, Макс поблагодарил полковника и предложил ему подвезти его домой, но полковник Джулиан хотел задержаться в Лондоне еще на пару дней.

Мы решили уехать этим же вечером и позвонили Фрэнку, чтобы сообщить о том, что у нас все в порядке. Он был рад за нас, но сказал, что миссис Дэнверс внезапно уехала из поместья, упаковав немного вещей и покинув дом, не сказав никому ни слова.

Глава 13

МАНДЕРЛИ

Хотя уже было поздно, мы сразу же отправились домой, так как хотели оставить все позади как можно быстрее. Мы уселись в машине поудобнее. Дорога будет длинной, но мы будем дома до восхода.

«Макс, а зачем Ребекка солгала тебе, что у нее будет ребенок?»

«Она никогда не говорила правды, если могла солгать. Я полагаю, что, некоторым образом, она в итоге выиграла, она наверняка хотела, чтобы я убил ее, она не могла видеть себя, теряющей свою привлекательность. Это было слишком больно; она предпочла смерть, а уж если бы она смогла меня сделать убийцей, то это было бы замечательно».

«Что же, спасибо Господу, Фейвел не смог этого доказать».

«Думаю, Джулиан знал, но не уверен. Но я уверен, что Фрэнк знал, думаю, всегда знал об этом».

«Все кончено, дорогой. Теперь мы свободны от Ребекки, свободны навсегда». Я откинулась на сиденье и заснула. Это был долгий изнурительный день, и я была рада, что он закончился. Я не просыпалась, пока мы не подъехали почти к самому дому.

«Посмотри, Макс, заря загорается».

«Это не может быть зарей. Солнце восходит на востоке, а это запад. Это должно быть что-то другое».

Пока мы ехали, мы видели, что все залито золотым светом, который то пропадал за деревьями, то снова появлялся. По мере приближения к Мандерли, страшное предчувствие охватило нас. Макс ничего не сказал, но поехал быстрее. Наконец, мы доехали до поворота, после которого дорога вела уже прямо к дому, и мы поняли, откуда был тот свет: дом был в огне, наш Мандерли горел. Мы видели, что сгорел весь дом, что крыша обвалилась, и только стены стояли, и языки пламени утихали…

Conclusion


The object of our project is literary translation, the subject – the translation of an original literary work. Our aim was to translate into the Russian language a shortened version of the novel “Rebecca” by Daphne du Maurier, one of the most famous works of the English literature in the 20-th century.

The main result of our project work is that we have coped with the task to translate a given literary text of the novel completely. We have also analyzed and corrected mistakes in the translation according to the rules of translating from English into Russian taking into account peculiarities of the two languages having been learned at theory classes and having been approbated at practical ones. In our opinion we could achieve adequacy to the style of the writer and the style of a concrete historical period. Despite the fact that the translation of the novel had being performed by several persons, after a lot of variants we managed to bring these “ill-assorted” chapters to a “single whole”, i.e. we made an impression that there was only one translator. So, we carried out the aim we had – we made an original literary translation of the work of the famous English writer Daphne du Maurier.

In our project we used the following methods and ways: work with the text

in the English language, work with dictionaries, and work with educational literature on the subjects: “Theory and Practice of Translation”, “Stylistics” and “Lexicology”; analysis, proof-reading and literary treatment of the translated text.

Our work on the project was rather complicated, long and tedious, but it was very interesting and creative. This activity has been quite new for us and has a very definite practical meaning – we realized how complicated, but extremely fascinating the work of a translator is. We should admit that our knowledge of English, both theoretical and practical, has risen to a much higher level because we not only translated the novel “Rebecca”, but also used lectures and educational materials in English.

We can say with confidence that our project turned out to be a kind of distinctive work on professional orientation – we experienced what a job of a literary translator is. In many translated publications this speciality is called differently: “The author of a literary translation” stressing with these words all the importance and responsibility of this profession. Real translators can be counted on fingers; the names of them are well-known.

Good translation is a work of art!

List of Literature


  1. Apollova M. A. Specific English (Grammatical Difficulties of Translation). – M.: International relations, 1977. 136 p.

  2. M. Benson, E. Benson, R. Ilson. The BBI Combinatory Dictionary of English. – M.: The Russian Language, 1990. 286 p.

  3. J. Catford. A Linguistic Theory of Translation. – Oxford: OUP, 1965. 208 p.

  4. A. S. Hornby. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. – Oxford.: OUP, 1995. 1430 p.

  5. A. Kunin. English – Russian Phraseological Dictionary. M.: State Publishing House of Foreign and National Dictionaries, 1956. 1455 p.

  6. Daphne du Maurier. Rebecca. – М.: ZAO “Evrokniga”, 2000. 32 p.

  7. Macmillan English Dictionary for Advanced Learners. – Oxford: Macmillan Publishers Limited, 2006. 1692p.